Санкции

С того момента, как Кремль начал прямое и откровенное вмешательство в кризис на Украине иприступил каннексии Крыма, перед странами Запада встал вопрос о том, каким образом можно помешать этим действиям. Дипломатические средства не работали: не заботясь даже об элементарном правдоподобии своей интерпретации событий, Кремль манипулировал фактами, не проявляя никакой готовности к компромиссам. Санкции стали единственным средством воздействия. Рассматривались несколько вариантов: от символических мер — ареста счетов и собственности отдельных «стрелочников», до широкомасштабных ограничений по примеру санкций против Ирана (арест счетов, принадлежащих госкомпаниям, запрет на возможность использования финансовых институтов Запада). Однако как только в США и Евросоюз всерьез задумались о введении санкций, сразу обозначились серьезные проблемы. Во-первых, в результате неизбежных «ответных мер» России могли серьезно пострадать компании, ведущие бизнес в нашей стране, экономические интересы Запада в целом. Во-вторых, высказывались опасения, что слишком жесткие меры могут лишь ожесточить Кремль, вместо того чтобы вернуть его на путь реализма…


все материалы сюжета
15 ОКТЯБРЯ 2018, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

Некоторое время назад, выступая на «Эхе Москвы», Сергей Пархоменко сделал очень точное наблюдение о том, как меняется отношение западного истеблишмента к принятию антироссийских мер. Они, эти меры, уже не выглядят каким-то экстраординарным, из ряда вон выходящим событием. Особенностью нынешнего момента является то, что за четыре года, прошедших после присоединения Крыма, антироссийские санкции стали рутиной внешней политики западных стран. Вчера их вводили из-за российского вмешательства на Украине, завтра введут из-за попыток вмешательства в американские выборы. А вот сегодня, 15 октября, министры иностранных дел ЕС на встрече в Люксембурге вполне буднично введут новые санкции...

Прямая речь, 15 ОКТЯБРЯ 2018

Андрей Мовчан: Единственным правильным видом помощи бизнесменам могло бы быть превращение России в нормальную страну, в которой все работает вне зависимости от нахождения под санкциями...

В СМИ, 15 ОКТЯБРЯ 2018

«Коммерсант»: В Москве недооценивают то, насколько негативно в Европе воспринимают сообщения о «кибератаках и кампаниях по дезинформации»

В блогах, 15 ОКТЯБРЯ 2018

el-murid: Скоро у нашего президента может появиться еще одно прозвище - "Химический Владимир", благо уже был один фигурант с таким прозвищем. 

9 ОКТЯБРЯ 2018, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Уже очень скоро, кажется, будет у нас так – увидел идущих навстречу двоих мужчин, перейди лучше на другую сторону. Потому что либо отметелят до больницы, либо вообще отравят… Теперь в России мужской дуэт становится каким-то зловещим опасным форматом. Но начать надо все же с душегубов, а потом уже перейдем к дебоширам. Итак, как и было обещано, в оговоренные сроки нам сообщили настоящее имя второго солсберийского отравителя. На месте Боширова и Петрова у нас сложилась такая пара – Чепига и Мишкин. Как выяснили все те же «Bellingcat» с «Insider», посетившего в известные сроки английский Солсбери бизнесмена средней руки, ранее называвшего себя Александром Петровым, на самом деле зовут Александр Мишкин. 

Прямая речь, 9 ОКТЯБРЯ 2018

Николай Сванидзе: Кокорин и Мамаев сейчас абсолютно ни у кого не вызывают желание себя защищать, нет никаких мотивов, которые не то, что бы оправдывали, но хотя бы объясняли их поведение.

В СМИ, 9 ОКТЯБРЯ 2018

Ведомости: Расследователи не приводят подробной информации о том, каким образом они идентифицировали настоящую личность Петрова, но обещают опубликовать эти данные во вторник.

В блогах, 9 ОКТЯБРЯ 2018

Владимир Варфоломеев: Путин и Медведев. Петров и Боширов. Теперь вот снова Мамаев и Кокорин. Как-то не складываются дела у наших мужских дуэтов...

5 ОКТЯБРЯ 2018, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

МИД России на обвинения в кибератаках, отравлениях и вмешательстве в дела других стран решил отвечать глумливыми шутками. Заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябов в своем заявлении 4.10.2018 пытался подражать эстрадным юмористам: «Я уже предлагаю ГРУ превратить в хэштег. Скоро будет ГРУ как MeToo. Люди начнут делать каминг-аут. Нужно будет говорить: я тоже ГРУ, я тоже что-то взломал, я тоже на кого-то напал, кого-то отравил». Если кто-то в сети или в живом общении в обсуждении серьезной проблемы начинает ерничать и передразнивать собеседника, это называется троллингом. 

Прямая речь, 5 ОКТЯБРЯ 2018

Алексей Левинсон: У очень многих людей есть ожидания, что рейтинг начнёт неудержимо падать. Но тут можно сказать, что запас «под килем» у президента очень значительный.

 (1/19)  Вперед