В оппозиции
16 июня 2019 г.
Дело Ивана Голунова. Когда не хотели как лучше, хотели как всегда

ТАСС

В истории с обвинением в адрес журналиста «Медузы» Ивана Голунова есть одно ключевое обстоятельство. На сегодняшний день по поводу того, что он не виновен (а, следовательно, все дело от начала до конца сфабриковано) сложился глобальный общественный консенсус. Другая не менее существенная деталь – репрессиям подвергся не политический активист, не убежденный противник режима, а профессионал, честно и добросовестно выполняющий свою работу. Следующий серьезный раздражитель, который так же способствовал созданию условий для практически моментального взрыва всеобщего возмущения и негодования – та вопиющая, практически демонстративная небрежность, с которой это дело было состряпано. Ну и, разумеется, фабула самого дела – Голунова обвиняют в попытке распространения наркотических средств.



Возьмусь утверждать, что изначально никакой политической составляющей в провокации против журналиста, много лет специализирующегося на расследованиях, не было. Другими словами, никто из представителей политического руководства страны на него силовиков не спускал. Более или менее очевидно, что в данном случае мы имеем дело с заказом, цель которого прямо воспрепятствовать профессиональной деятельности журналиста «Медузы». Сам Голунов уверен, что причина в готовящейся статье о том, как устроен в столице бизнес ритуальных услуг, и о высокопоставленных представителях ФСБ, которые этот бизнес то ли крышуют, то ли сами непосредственно в нем участвуют. Вопрос, что явилось побудительным мотивом для следователей МВД фабриковать дело против Ивана Голунова – прямой подкуп, звонок собственного начальства или, например, шантаж со стороны влиятельных смежников, конечно, интересный, но не слишком актуальный. У нас сегодня нет никакой возможности получить на него ответ. А вот действия самих офицеров полиции, сфабриковавших это дело, сегодня изучаются под лупой, и все их вопиющие нарушения закона (чего стоит один только обыск в квартире Голунова до возбуждения уголовного дела) уже стали всеобщим достоянием. Да и про них самих нам уже известно немало.

ТАСС

Итак, дело, которое изначально не было политическим, стало таковым через пару часов после задержания Голунова, а в тот момент, когда Никулинский суд в вечер минувшей субботы отправил журналиста под домашний арест, это уже было главное политическое событие России, затмившее в медийном пространстве любые другие. О нем говорит советник президента, употребляя термин «подтасовки», его обсуждают главы дипломатических миссий, о нем пишут все сколько-нибудь значимые издания, а в понедельник (неслыханная история) три основные деловые газеты России – «КоммераснтЪ», «Ведомости» и РБК –выходят с одной и той же передовицей под единой «шапкой»… И никакие алишеры бурхановичи не смогли этому воспрепятствовать. В поддержку журналиста «Медузы» достаточно неожиданно выступили представители и лоялистского крыла российской творческой интеллигенции. Например, Константин Хабенский во время своей речи на открытии «Кинотавра» счел необходимым о нем упомянуть. Но главное – протест против полицейского произвола вывел людей на улицу. Достаточно многолюдно было уже и в пятницу вечером на Петровке возле главного управления МВД по Москве, а в субботу толпа перекрыла проезжую часть напротив Никулинского суда, где слушалось дело Ивана Голунова.

ТАСС

ТАСС

Для Кремля возникшая ситуация крайне неприятна и болезненна. С одной стороны, общественный резонанс столь внушителен, что никак не реагировать просто невозможно, с другой – опции демонстративно встать «на сторону добра», чтобы минимизировать политические издержки, у политического руководства нет. С силовиками никто всерьез ссориться не станет – они опора действующего режима. Так что громких признаний со стороны власти и пусть даже показательного наказания преступников в погонах мы, я думаю, в ближайшее время не дождемся. Впрочем, многое теперь будет зависеть от того, продолжит ли набирать обороты волна гражданского протеста. Очевидно, что столь экзотическая мера пресечения, как домашний арест в деле о распространении наркотиков, – прямое указание на то, что власть пытается сгладить углы, замылить повестку, но главное – убрать людей с улицы, не провоцировать их на массовые выступления. Впрочем, наверняка, среди тех, кто принимает решения, немало таких, которые сочтут эту тактику ошибочной. Дескать, бездействовать и молча наблюдать нельзя ни при каких обстоятельствах, потому что это создает опасный прецедент – люди начинают верить в то, что они могут реально повлиять на ситуацию и даже ее переломить. Поэтому отступление от обычной карательной практики – с субботы органы правопорядка фактически не задерживают пикетчиков – возможно, временное послабление. Как только станет ясно, что ни вегетарианская мера пресечения, ни терпимое отношение к бузотерам с плакатами проблемы не решили – люди продолжают массово выходить на улицу, – отношение к ним может резко измениться.               




Фото: 1. 08.06.2019. Рассмотрение ходатайства об аресте журналиста интернет-издания "Медуза" И.Голунова в Москве. SERGEI ILNITSKY/EPA/TASS
2. 10.06.2019. Иван Голунов дома. С браслетом на ноге. Страница Facebook Ивана Голунова
3. 08.06.2019. Россия. Москва. У здания Никулинского суда, где прошло рассмотрение ходатайства следствия о заключении под стражу журналиста интернет-издания "Медуза" Ивана Голунова. Никулинский суд отправил ИГолунова под домашний арест до 7 августа. И. Голунов был задержан на Цветном бульваре 6 июня, при личном досмотре полицейские обнаружили у него около 4 г наркотического средства метилэфедрона. По месту его проживания также были обнаружены 5 г кокаина. В отношении Голунова возбуждено уголовное дело по статьям 30 и 228.1 УК РФ ("Покушение на преступление" и "Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств"). Сергей Фадеичев/ТАСС













  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Междумаршевые мысли перед акцией Гусева-Винокуровой
14 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Новая газета» опубликовала дискуссию Юлии Латыниной и Кирилла Мартынова по поводу марша 12.06.2019. Для Мартынова участие в акции — это ответ на «коренной мировоззренческий вопрос: доказывать, что после освобождения Голунова нужно было сидеть дома, можно только из полицейской перспективы». То есть участие в марше 12 июня было единственной возможностью объяснить власти, обществу и себе самим, что мы рады тому, что Иван Голунов на свободе, но нас не устраивает, что, во-первых, заказчики провокации на свободе, а во-вторых, мы требуем освобождения всех политзеков и пересмотра всех дел, возбужденных по пресловутой 228-й статье, в которых есть малейшее подозрение на провокацию...
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.