Путин и общество
17 октября 2019 г.
Истоки «победобесия»

ТАСС

В последние годы всенародное празднование Дня Победы получило новое качество. Некоторое количество людей (включая и автора этих строк) ожидают этого главного торжества страны с очевидным чувством неловкости. Ну как, скажите, относиться к тому, что в магазинах радостно продают гимнастерки и пилотки для двух-трехлетних детей, по городу катятся коляски, стилизованные под танки Т-34? Как относиться к тому, что в детсадах по всей стране, явно по чьей-то команде, проводят «парады детских войск»? Что, скажите, делать, если какие-то ушлые ребята в Великих Луках приглашают поучаствовать в «дегустации» (так и пишут, в «дегустации») блокадной порции хлеба? А как понять ростовских полицейских, которые, вознамерившись «погрузиться в эпизоды из жизни советских солдат и ощутить атмосферу военных лет», надели форму НКВД? О бесчисленных наклейках «На Берлин» на дорогих немецких автомобилях уже и говорить не приходится — в нарастающем потоке пошлости все это выглядит вполне заурядным. Новшеством стали лишь фотографии талибов (представителей организации, объявленной в России террористической), которые пришли на прием в российское посольство в Афганистане с георгиевскими лентами…

Буквально на наших глазах поразительным образом переродилось подлинно народное движение «Бессмертный полк», после того как было приватизировано властями. Акция, изначально задуманная как средство единения людей, которые помнят своих воевавших дедов и прадедов, чтут их подвиг, превращается в стандартную «первомайскую» демонстрацию. С неизбежной разнарядкой, высылаемой на предприятия ЖКХ, с обязательным указанием того, как должны быть одеты участники, где они должны стоять и чьи портреты они должны нести. Начальники соревнуются, кто больше поставит людишек на мероприятие. Только в такой ситуации одна организация может спереть заранее заготовленные портреты другой организации, как это вроде бы произошло в Севастополе. Такое можно учудить, только если понимаешь: участникам совершенно фиолетово, чьи портреты они несут. А чего стоит важная новация парада Победы: по кремлевской брусчатке впервые пройдет расчет кадетского корпуса Следственного комитета. Не удивлюсь, если в скором будущем по Красной площади протопает «парадная коробка» следователей, а за ними колонна оперов ФСБ. Подлинные хозяева страны желают легитимизировать свой статус через участие в параде Победы.   

Все это «победобесие» имеет, на мой взгляд, несколько причин. Прежде всего, чем дальше от нас война, тем меньше она вызывает горестных чувств, связанных с гибелью и страданием близких. В конце концов, пенсионного возраста уже достигли те, кто, вроде меня, могли, что называется, из первоисточника услышать, какой она была, та война. От деда, о том, как раненный в Сталинграде, он лежал в снегу и прикидывал, успеют или нет санитары. От бабушки, о том, как «немец» бомбил Москву, о том, как радовался еще недавно тихий сосед, видя зарево пожаров. От коллеги и учителя, воевавшего в морской пехоте, который лишь однажды бросил: «Нет ничего страшнее войны».

Сегодня сбываются поразительные по предвидению слова, принадлежащие герою Игоря Ясуловича в замечательном старом фильме «Обратной дороги нет». На вопрос, что будут думать потомки о войне, он отвечает: помнят только первые сто лет, а потом эта война станет историей. Уйдут те, для кого война была болью, кровью, трагедией. Вот была Отечественная война 1812 года. А что мы о ней знаем? Гусары, ментики — красиво…

Этим объясняется своего рода нравственное равнодушие россиян. Рассказ о трагедиях, о муках раздражает публику, которая желает, чтобы было эффектно и красиво. За три четверти века снято много пронзительных, честных фильмов о войне: «Летят журавли», «Иди и смотри», «Живые и мертвые», «Иваново детство», «Проверка на дорогах». Но вместо них из каждого телевизора лезут штандартенфюрер Штирлиц и гауптштурмфюрер Вайс, бесконечные диверсанты, которые десятерых одним махом побивахом, в компании с бравыми смершевцами. А еще бесконечные компьютерные игры «в танчики», которые почему-то именуют художественными фильмами. То есть попытку художественного осознания великой трагедии довольно ловко заменили развлечением, выдумками.

Но при этом Победа, в ее облегченном варианте, становится важнейшим событием истории, важнейшей точкой самоидентификации народа России. В настоящем гордиться нечем, власть предлагает гордиться подвигами дедов. Все эти надписи «На Берлин» на автобусах, которые едут в Митино, свидетельствуют о попытках утихомирить комплекс неполноценности.

ТАСС

Такое состояние умов создано двумя десятилетиями целенаправленной пропаганды. Путинские пропагандисты ловко приватизировали Победу. Бесчисленные враги, окружившие Россию, желая ее унизить, покушаются на «наше все». Не на Победу, понятное дело, а на официальную интерпретацию войны. Согласно которой, как бы не было ужаса боев подо Ржевом и харьковского окружения, не было бездарных решений и потерь таких чудовищных, что их последствия отражаются на демографической ситуации и сейчас, три четверти века спустя… А были лишь бесконечные победы под мудрым руководством тов. Сталина И.В., чьи портреты кто-то собирается нести на акции «Бессмертный полк». Любой иной взгляд на войну, кроме сусального, рассматривается как искажение истории и реабилитация нацизма. Вот уже пять лет отечественный телевизор без остановки вещает про украинских «фашистов» и «бандеровцев», пытаясь представить секретные операции на Донбассе как своего рода продолжение великой войны. Начальники делают все возможное, чтобы выглядеть в глазах жителей России наследниками великих полководцев.

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет. Власти обещали, что к 2010 году все участники войны будут обеспечены нормальным жильем. Прошло 9 лет! И вице-премьер Татьяна Голикова радостно рапортует: только 161 ветеран нуждается в отдельной квартире. А двумя годами раньше министр строительства Михаил Мень сообщал: осталось обеспечить 270 человек.

Так почему же двух лет не хватило, чтобы сделать то, что должно было быть сделано еще девять лет назад? Голикова, что называется, на голубом глазу сообщает: в нынешней очереди — те, кто встал в нее лишь в прошлом году. Почему же их не учли раньше? Оказывается — внимание! — жилье этих ветеранов, которое ремонтировалось несколько лет, было признано в конце концов непригодным для проживания.

Что, этого нельзя было увидеть сразу, без многолетнего ремонта?  Просто жалко было давать квартиры, лучше устроить бесконечный ремонт, а там ветеран, глядишь, и перестанет донимать просьбами. Вся история с нескончаемой очередью показывает: чиновники просто не желают заморачиваться и ждут, когда эти старики наконец уйдут. Чтобы безбоязненно и безнаказанно устраивать все более помпезные торжества, проводить бесконечные парады и салюты, окончательно превратить День Победы в военно-патриотический перформанс…


1. Россия. Московская область. 17.04.2019. Кадеты на полигоне Алабино во время совместной подготовки пеших расчетов и механизированной колонны к участию в параде Победы 9 мая на Красной площади. Валерий Шарифулин/ТАСС
2 Nikolas Joao Kokovlis/ZUMA/TASS












  • Николай Сванидзе: Это прямая угроза обществу: не выходить на улицу, не поднимать глаз, стоять — бояться.

  • "Коммерсант": Общественность отбивает одних фигурантов, правоохранители возбуждают дела против других

  • Ivan Babitski: Россией правят люди... жестокие без решительности, хитрые без ума... Выбрать себе настолько безупречную жертву, как Котов, чтобы продемонстрировать всем подчёркнуто бессмысленную жестокость...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Плевок
15 ОКТЯБРЯ 2019 // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Это всем нам. В лицо, смачно, глумливо, с чувством полной безнаказанности. Даже не плюнули, а харкнули. И ждут, что мы скажем спасибо, что пока не «размазали нашу печень по асфальту», как обещал милейший Песков. Плюнули учителям, политологам, членам РАН, юристам, студентам, актерам, затаившимся в коридорах власти системным либералам, благодаря которым, как гласит молва, мы наблюдали недавно легкое ослабление бульдожьей хватки Левиафана. Абсурдные, антиправовые, мстительные приговоры пошли по всей стране. Теперь невиновные в судах получают больше, чем убийцы, насильники и коррупционеры. И все только ради того, чтобы они могли спать немного спокойнее.
Прямая речь
15 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Это прямая угроза обществу: не выходить на улицу, не поднимать глаз, стоять — бояться.
В СМИ
15 ОКТЯБРЯ 2019
"Коммерсант": Общественность отбивает одних фигурантов, правоохранители возбуждают дела против других
В блогах
15 ОКТЯБРЯ 2019
Ivan Babitski: Россией правят люди... жестокие без решительности, хитрые без ума... Выбрать себе настолько безупречную жертву, как Котов, чтобы продемонстрировать всем подчёркнуто бессмысленную жестокость...
Путинская оттепель с метелью и обморожениями
9 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«У вас там что, оттепель?» — с этого вопроса начинают интервью практически все иностранные корреспонденты, интересующиеся тем, что происходит в России. В ответ на недоуменное пожатие плеч зарубежные коллеги настаивают: «Ну, вот же Голунова освободили, Устинов на свободе. А Мосгорсуд отменил приговор фигуранту “Нового величия” Павлу Ребровскому и отпустил его под подписку. Оттепель же!». Дьявол, как обычно, в деталях, а путинская оттепель при ближайшем рассмотрении… Впрочем, по порядку. Павел Ребровский заключил досудебное соглашение со следствием и дал показания против других обвиняемых по делу «Нового величия», так как поддался на шантаж следователя...
Прямая речь
9 ОКТЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Это никакая не «оттепель». Когда говорят об оттепели, подразумевают осознанную политику.
В СМИ
9 ОКТЯБРЯ 2019
Общая газета: Московская полиция через суд намерена отсудить у Алексея Навального и других оппозиционеров 18 млн рублей из-за протестных акций, которые прошли в столице в июле и августе.
В блогах
9 ОКТЯБРЯ 2019
Кирилл Еськов: Именно так и поступали в НАЦИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ: семье казненного присылали счет за _услуги_ палача плюс стоимость веревки.
Суд в Ростове вовсе не показательный, а вполне типичный
7 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Ростовский областной суд приговорил двух фигурантов дела о «подготовке к организации массовых беспорядков и участию в них» к шести с половиной годам лишения свободы. Следующие несколько лет, если апелляционная инстанция не встанет на сторону осужденных (так и хочется написать — «пострадавших»), Владислав Мордасов и Ян Сидоров проведут в заключении. Их «сообщник» Вячеслав Шамшин получил три года условно. Сразу надо оговориться, что беспрецедентным в этом деле, которое длилось без малого два года, является только жестокость наказание.
Прямая речь
7 ОКТЯБРЯ 2019
Зоя Светова: В московских СМИ внимания к этому делу было мало, хотя Ростов-на-Дону не так далеко, мы видим, что о деле самой Шевченко говорили много с самого начала, и, может быть, это ей помогло.