В оппозиции
20 мая 2019 г.
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать

ТАСС

В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.

Доводы апологетов «мирных разрешенных шествий» сводятся к простому, но, с моей точки зрения, тоже важному аргументу: людям необходимо создать безопасные условия для выражения своих политических взглядов и предъявления требований. Дескать, далеко не все готовы идти под дубинки ОМОНа.

Во время проведения последнего Марша Немцова его организаторы обратили внимание на то, что на этот раз власти вели себя более чем лояльно. Даже такая важная для них процедура, как цензурирование плакатов и баннеров, с которыми люди шли на акцию, носила вполне формальный характер. Некоторые тогда высказали надежду, что, возможно, произошел некий перелом в отношении политического и силового руководства к согласованным акциям оппозиции. Что теперь, дескать, чтобы не провоцировать стихийных протестных выступлений, начальство станет терпимее относиться к тем мероприятиям, которые само легитимизировало. 10 марта московская полиция развеяла эти надежды более чем решительно.

На митинг «За свободный Интернет» по нынешним временам собралось действительно много народу. «Белый счетчик» насчитал, что в тот день через рамки на проспекте Сахарова прошли более 15 тысяч человек. Собственно говоря, первые приключения радетелей свободы Всемирной сети начались на этих самых рамках.

Полиция неожиданно задержала несколько активистов Либертарианской партии, которые раздавали голубые шарики людям, шедшим на митинг. Причина, приведенная в обоснование репрессивных действий, поражает воображение и носит абсолютно издевательский характер. Задержание активистов сотрудники московской полиции объяснили тем, что надувной шарик — это «беспилотное летающее средство, для эксплуатации которого требуется лицензия». Дальше — больше.

Еще до начала митинга силовики буквально сорвали задник со сцены, на котором было написано «Нет цензуре! Против изоляции Рунета». Мне приходилось сталкиваться с подобными действиями правоохранителей. Но никогда раньше силовики не пытались запретить наглядную агитацию, которая бы прямо цитировала заявку, одобренную мэрией, и не содержала бы никакого постороннего контента. То есть эта силовая абсолютно незаконная акция вошла в прямое противоречие с решением Департамента региональной безопасности при правительстве Москвы, который ранее все эти темы и лозунги утвердил самим фактом согласования митинга.

Сегодня абсолютно бессмысленно гадать, чем вызвана столь жесткая реакция на желание граждан высказать свое отношение к пакету законов сенатора Клишаса, к попытке принять ограничительные меры в отношении свободного распространения информации и коммуникационных сервисов. Причин может быть сколько угодно. Ясно другое.

В минувшее воскресенье власти весьма убедительно продемонстрировали, что для них факт официального согласования не стоит и ломаного гроша. Что, как только у них возникает необходимость, они это самое согласование хладнокровно игнорируют и ведут себя так, будто его вовсе не существует. А коли так, тогда зачем что бы то ни было согласовывать? В чем ценность этой разрешительной бумажки? По-моему, отныне никакая. А раз так, то больше мы за ней не придем. Ну, я, по крайней мере…


Фото: 1-2, 4.Россия. Москва. 10.03.2019. Участники митинга против изоляции рунета на проспекте Сахарова. Владимир Гердо/ТАСС
Фоторепортаж Василия ПЕТРОВА и Натальи ДЕМИНОЙ
Видео Егений ШМУКЛЕР



ТАСС

Василий Петров
ТАСС
Василий Петров
Василий Петров

Василий Петров
Василий Петров
Василий Петров
Василий Петров
Василий Петров
Василий Петров











Видео Егений ШМУКЛЕР








      












  • Алексей Левинсон: Возможности провести опрос достаточно корректно, то есть репрезентативно для данного сообщества, района или города, существуют.

  • Коммерсант: На четвертый день протестов в Екатеринбурге вокруг строительства храма Святой Екатерины в конфликт вмешался президент России Владимир Путин. 

  • Леонид Волков: Никакого доверия мэрии нет (кстати, все заметили как вдруг мэрия стала крайней, хотя исходно вся история шла от губернатора — его теперь выводят из-под удара). 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Путин и «безбожники» Екатеринбурга
17 МАЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда журналист екатеринбургской газеты «Вечерние ведомости» на Медиафоруме ОНФ в Сочи задал Путину вопрос о противостоянии горожан и властей в связи со строительством церкви на месте сквера, он очень волновался и говорил немного сбивчиво. А тут еще Путин его несколько раз перебивал, сбивая с мысли. «Против чего протестуют?» — делая вид, что не понял, переспросил президент России. — «Против строительства храма на месте сквера», — повторил журналист. «Они безбожники?» — с улыбкой спросил Путин. Эта фирменная улыбка запомнилась всему миру, когда Путин именно с таким выражением на лице ответил на вопрос о том, что случилось с подлодкой «Курск»: «Она утонула».
Прямая речь
17 МАЯ 2019
Алексей Левинсон: Возможности провести опрос достаточно корректно, то есть репрезентативно для данного сообщества, района или города, существуют.
В СМИ
17 МАЯ 2019
Коммерсант: На четвертый день протестов в Екатеринбурге вокруг строительства храма Святой Екатерины в конфликт вмешался президент России Владимир Путин. 
В блогах
17 МАЯ 2019
Леонид Волков: Никакого доверия мэрии нет (кстати, все заметили как вдруг мэрия стала крайней, хотя исходно вся история шла от губернатора — его теперь выводят из-под удара). 
Оленевод провел в тундре незаконное собрание
15 МАЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Ямал в переводе с ненецкого означает «конец земли». Это арктическая тундра, где живут олени, песцы и белые совы. Заходят белые медведи. Людей мало. На полуострове площадью 122 тысячи кв. км (это почти три Московские области) живут 16 тысяч человек. Почти половина из них – кочевники. «Полуостров слабо освоен человеком», – сообщает «Википедия»… А еще на Ямале есть бурная общественная жизнь. Есть неформальный лидер ямальских кочевников (оленеводов и рыбаков) Ейко Сэротэтто. Он – блогер, создал сообщество в соцсетях «Голос тундры», в котором поднимает вопросы сокращения поголовья оленей...
Прямая речь
15 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
Алексей Макаркин: ...у нас не прецедентное право, так что нет гарантии, что какой-нибудь правоохранитель не попытается в следующий раз митинг в лесу разогнать.
В СМИ
15 МАЯ 2019
Newsru.ru: "Было 36 взрослых. Это был не митинг, мы просто собрались", - говорил Сэротэтто. По его словам, заявление в полицию по поводу собрания написала одна из общественных организаций. 
В блогах
15 МАЯ 2019
Юрий Самодуров: "Вы понимаете, что значит подать уведомление на митинг в тундре??? Хорошо, Вы не понимаете, что значит подать уведомление на митинг тундре. 
Когда низам все осточертело, а верхи, к счастью, туповаты
14 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Губернатор Свердловской области Евгений Кувайшев оказался в непростой ситуации. В Екатеринбурге праздник за праздником. Только отметили столетие со дня расстрела царской семьи, а на подходе уже трехсотлетие города, до которого осталось всего ничего – четыре года. И к славному юбилею столицы Урала губернатору кровь из носа надо построить в городе красивый величественный собор. Почему надо, более или менее понятно. Во-первых, так положено, во-вторых, на празднование наверняка приедут высокие гости (а может, и самые высокие), которым важно продемонстрировать что-нибудь большое и сверкающее. 
Прямая речь
14 МАЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Дмитрий Орешкин: Все эти протесты свидетельствуют о том, что недовольство нарастает, но не находит себе политической отдушины, поэтому происходит «сублимация» протеста...

 

Материалы по теме

Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //