В оппозиции
17 октября 2019 г.
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать

ТАСС

В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.

Доводы апологетов «мирных разрешенных шествий» сводятся к простому, но, с моей точки зрения, тоже важному аргументу: людям необходимо создать безопасные условия для выражения своих политических взглядов и предъявления требований. Дескать, далеко не все готовы идти под дубинки ОМОНа.

Во время проведения последнего Марша Немцова его организаторы обратили внимание на то, что на этот раз власти вели себя более чем лояльно. Даже такая важная для них процедура, как цензурирование плакатов и баннеров, с которыми люди шли на акцию, носила вполне формальный характер. Некоторые тогда высказали надежду, что, возможно, произошел некий перелом в отношении политического и силового руководства к согласованным акциям оппозиции. Что теперь, дескать, чтобы не провоцировать стихийных протестных выступлений, начальство станет терпимее относиться к тем мероприятиям, которые само легитимизировало. 10 марта московская полиция развеяла эти надежды более чем решительно.

На митинг «За свободный Интернет» по нынешним временам собралось действительно много народу. «Белый счетчик» насчитал, что в тот день через рамки на проспекте Сахарова прошли более 15 тысяч человек. Собственно говоря, первые приключения радетелей свободы Всемирной сети начались на этих самых рамках.

Полиция неожиданно задержала несколько активистов Либертарианской партии, которые раздавали голубые шарики людям, шедшим на митинг. Причина, приведенная в обоснование репрессивных действий, поражает воображение и носит абсолютно издевательский характер. Задержание активистов сотрудники московской полиции объяснили тем, что надувной шарик — это «беспилотное летающее средство, для эксплуатации которого требуется лицензия». Дальше — больше.

Еще до начала митинга силовики буквально сорвали задник со сцены, на котором было написано «Нет цензуре! Против изоляции Рунета». Мне приходилось сталкиваться с подобными действиями правоохранителей. Но никогда раньше силовики не пытались запретить наглядную агитацию, которая бы прямо цитировала заявку, одобренную мэрией, и не содержала бы никакого постороннего контента. То есть эта силовая абсолютно незаконная акция вошла в прямое противоречие с решением Департамента региональной безопасности при правительстве Москвы, который ранее все эти темы и лозунги утвердил самим фактом согласования митинга.

Сегодня абсолютно бессмысленно гадать, чем вызвана столь жесткая реакция на желание граждан высказать свое отношение к пакету законов сенатора Клишаса, к попытке принять ограничительные меры в отношении свободного распространения информации и коммуникационных сервисов. Причин может быть сколько угодно. Ясно другое.

В минувшее воскресенье власти весьма убедительно продемонстрировали, что для них факт официального согласования не стоит и ломаного гроша. Что, как только у них возникает необходимость, они это самое согласование хладнокровно игнорируют и ведут себя так, будто его вовсе не существует. А коли так, тогда зачем что бы то ни было согласовывать? В чем ценность этой разрешительной бумажки? По-моему, отныне никакая. А раз так, то больше мы за ней не придем. Ну, я, по крайней мере…


Фото: 1-2, 4.Россия. Москва. 10.03.2019. Участники митинга против изоляции рунета на проспекте Сахарова. Владимир Гердо/ТАСС
Фоторепортаж Василия ПЕТРОВА и Натальи ДЕМИНОЙ
Видео Егений ШМУКЛЕР



ТАСС

Василий Петров
ТАСС
Василий Петров
Василий Петров

Василий Петров
Василий Петров
Василий Петров
Василий Петров
Василий Петров
Василий Петров











Видео Егений ШМУКЛЕР








      












  • Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...

  • Коммерсант: По словам адвоката Юлии Галяминой Андрея Тамурки, он и его коллеги предполагали, что суд снизит сумму взыскания до 5 млн руб., но и с этим решением юристы не согласны. 

  • Алексей Чуприков: Дмитрий Леухин, компания "Флай-авто". Печально, конечно, что занимается госзаказами, а не коммерческой деятельностью. Но его имя тоже должно стать известным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...
В СМИ
2 ОКТЯБРЯ 2019
Коммерсант: По словам адвоката Юлии Галяминой Андрея Тамурки, он и его коллеги предполагали, что суд снизит сумму взыскания до 5 млн руб., но и с этим решением юристы не согласны. 
В блогах
2 ОКТЯБРЯ 2019
Алексей Чуприков: Дмитрий Леухин, компания "Флай-авто". Печально, конечно, что занимается госзаказами, а не коммерческой деятельностью. Но его имя тоже должно стать известным.
За «оправдание терроризма» – 7 лет тюрьмы. Но оправдания не было
1 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Атака силовиков на псковскую журналистку Светлану Прокопьеву проходит в стороне от главной темы нынешнего лета – московских протестов, связанных с прошедшими выборами в Мосгордуму. Тем важнее отметить, что история эта не затерялась, не выглядит второстепенной и побочной: проблема обсуждается в независимых СМИ, в поддержку Прокопьевой выступают пикетчики по всей стране, ее имя упоминалось во многих коллективных письмах в защиту политзаключенных, о Прокопьевой говорили с трибуны последнего московского митинга. Все это в совокупности оставляет надежду на более или менее благополучный исход дела.
Прямая речь
1 ОКТЯБРЯ 2019
Зоя Светова: ...журналистам понадобилось какое-то время, что разобраться, понять, что её судят за слово и в дальнейшем любого журналиста можно будет обвинить в том, что он оправдывает терроризм
В СМИ
1 ОКТЯБРЯ 2019
"Эхо Москвы": Журналисты пикетировали администрацию президента в Москве, чтобы привлечь внимание уголовному преследованию псковской журналистки Светланы Прокопьевой. 
В блогах
1 ОКТЯБРЯ 2019
Сергей Пархоменко: Там черт знает что происходит: ее обвинили в «оправдании терроризма», обманом заставили дать «подписку о неразглашении дела», - и про это почти никто не знает и не помнит.
Воскресный митинг завершил очередной этап российского протеста
30 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Последняя акция оппозиции, что 29 сентября прошла на проспекте Сахарова, собрала, по подсчетам «Белого счетчика», около 25 тысяч человек. Погода в этот день случилась дождливая, но на настроении людей, пришедших протестовать против политических репрессий, это никак не отразилось. Они были полны решимости, с воодушевлением встречали пламенные выступления ораторов, многие держали в руках портреты фигурантов последних уголовных дел, выкрикивали антиправительственные лозунги. Словом, атмосфера была весьма бодрая, духоподъемная, вполне соответствующая характеру и формату мероприятия.
Прямая речь
30 СЕНТЯБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: На базе старого «диванно-комнатного» возмущения, когда люди просто подписывали открытые письма и потом шли заниматься своими делами, складываются новые связи и... новая солидарность