В оппозиции
25 марта 2019 г.
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать

ТАСС

В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.

Доводы апологетов «мирных разрешенных шествий» сводятся к простому, но, с моей точки зрения, тоже важному аргументу: людям необходимо создать безопасные условия для выражения своих политических взглядов и предъявления требований. Дескать, далеко не все готовы идти под дубинки ОМОНа.

Во время проведения последнего Марша Немцова его организаторы обратили внимание на то, что на этот раз власти вели себя более чем лояльно. Даже такая важная для них процедура, как цензурирование плакатов и баннеров, с которыми люди шли на акцию, носила вполне формальный характер. Некоторые тогда высказали надежду, что, возможно, произошел некий перелом в отношении политического и силового руководства к согласованным акциям оппозиции. Что теперь, дескать, чтобы не провоцировать стихийных протестных выступлений, начальство станет терпимее относиться к тем мероприятиям, которые само легитимизировало. 10 марта московская полиция развеяла эти надежды более чем решительно.

На митинг «За свободный Интернет» по нынешним временам собралось действительно много народу. «Белый счетчик» насчитал, что в тот день через рамки на проспекте Сахарова прошли более 15 тысяч человек. Собственно говоря, первые приключения радетелей свободы Всемирной сети начались на этих самых рамках.

Полиция неожиданно задержала несколько активистов Либертарианской партии, которые раздавали голубые шарики людям, шедшим на митинг. Причина, приведенная в обоснование репрессивных действий, поражает воображение и носит абсолютно издевательский характер. Задержание активистов сотрудники московской полиции объяснили тем, что надувной шарик — это «беспилотное летающее средство, для эксплуатации которого требуется лицензия». Дальше — больше.

Еще до начала митинга силовики буквально сорвали задник со сцены, на котором было написано «Нет цензуре! Против изоляции Рунета». Мне приходилось сталкиваться с подобными действиями правоохранителей. Но никогда раньше силовики не пытались запретить наглядную агитацию, которая бы прямо цитировала заявку, одобренную мэрией, и не содержала бы никакого постороннего контента. То есть эта силовая абсолютно незаконная акция вошла в прямое противоречие с решением Департамента региональной безопасности при правительстве Москвы, который ранее все эти темы и лозунги утвердил самим фактом согласования митинга.

Сегодня абсолютно бессмысленно гадать, чем вызвана столь жесткая реакция на желание граждан высказать свое отношение к пакету законов сенатора Клишаса, к попытке принять ограничительные меры в отношении свободного распространения информации и коммуникационных сервисов. Причин может быть сколько угодно. Ясно другое.

В минувшее воскресенье власти весьма убедительно продемонстрировали, что для них факт официального согласования не стоит и ломаного гроша. Что, как только у них возникает необходимость, они это самое согласование хладнокровно игнорируют и ведут себя так, будто его вовсе не существует. А коли так, тогда зачем что бы то ни было согласовывать? В чем ценность этой разрешительной бумажки? По-моему, отныне никакая. А раз так, то больше мы за ней не придем. Ну, я, по крайней мере…


Фото: 1-2, 4.Россия. Москва. 10.03.2019. Участники митинга против изоляции рунета на проспекте Сахарова. Владимир Гердо/ТАСС
Фоторепортаж Василия ПЕТРОВА и Натальи ДЕМИНОЙ
Видео Егений ШМУКЛЕР



ТАСС

Василий Петров
ТАСС
Василий Петров
Василий Петров

Василий Петров
Василий Петров
Василий Петров
Василий Петров
Василий Петров
Василий Петров











Видео Егений ШМУКЛЕР








      












  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.
В СМИ
11 ФЕВРАЛЯ 2019
"Эхо Москвы": Такие мероприятия нужны, они могут повлиять на ситуацию, сказал «Эху Москвы» участник «марша» член СПЧ Александр Верховский.