Цензура
05 декабря 2019 г.
В дни памяти Немцова репрессивная машина не буксует
28 ФЕВРАЛЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН



Уже многие комментаторы отметили, что в четвертую годовщину убийства Бориса Немцова власть во время проведения всех мероприятий, посвященных этой ужасной дате, вела себя весьма сдержанно и лютовала вполне умеренно. А по нынешним временам можно сказать, что и вовсе не лютовала. Судите сами – впервые за долгие годы цензурирование контента наглядной агитации, которую демонстранты несли с собой на Марш Немцова, носило более или менее формальный характер. Достаточно отметить, что колонна стартовала за растяжкой, на которой было написано «Мы отдали Россию негодяям. Пора возвращать». Выдам маленькую организаторскую тайну – эта растяжка была изготовлена, если я не ошибаюсь, еще два года назад. Однако пронести ее на территорию протестной акции нам удалось впервые. И на Мосту, куда уже по традиции все, кто помнят и любят Бориса Немцова, приходят в час его подлого убийства, в 23.30 27-го февраля, полиция в происходящее не вмешивалась. О том, что за нами все же приглядывают, напоминала пара сотрудников, дежуривших в сторонке, да автозак на склоне Васильевского спуска. И даже прокремлевская шпана из НОДа и СЕРБа, регулярно все эти четыре года разоряющая мемориал и нападающая на гражданских активистов его оберегающих, с цепи спущена не была. Бригада Гоши Тарасевича в эти дни осталась в своих норах – они не пришли на Немцов Мост в ночь его памяти и не попытались сорвать открытие выставки, посвященной Немцову, в Сахаровском центре.

Впрочем, не будем наивными – вряд ли разумно искать в данной краткосрочной «оттепели» признаки грядущего «глобального потепления» и скорого таяния ледника могучего российского тоталитаризма. Скорее всего, речь идет о временной природной аномалии, и я продолжаю придерживаться той точки зрения, что сам по себе лед этот не растает. Нам придется его топить. Но, собственно говоря, и сама власть в эти же дни развеяла радужные мечты заядлых оптимистов и самым убедительным образом доказала нам, что снижать давление на оппозицию в частности и на гражданское общество в целом вовсе не собирается.

26-го февраля стало известно, что МВД объявило в розыск бывшего директора Фонда борьбы с коррупцией Романа Рубанова. Уголовное дело против одного из ближайших соратников Алексея Навального заведено еще в конце прошлого года по статье, предусматривающей наказание до двух лет лишения свободы. Однако г-н Рубанов лишаться свободы на два года не захотел и уехал из России. Обвиняют его в отказе исполнять решение суда. А именно – удалять со всех ресурсов созданный в свое время командой Навального фильм «Он вам не Димон». А день спустя после того, как стало известно об очередном ударе по команде Навального, видимо, в рамках кампании по диверсификации репрессий случилась полицейская облава в московском офисе «Открытой России». Причем по удивительному стечению обстоятельств операция по захвату офиса осуществлялась в тот самый момент, когда там проходила «прямая линия» с Михаилом Ходорковским. Однако с наскока ворваться в здание не удалось. Полицейские были допущены в здание только после приезда адвокатов «Открытой России». Позже свое поведение они объяснили информацией о якобы осуществляемых внутри неких «противоправных действиях». В итоге у десятков человек проверили документы, а одну из активисток, Фатиму Алееву, задержали. Видимо, чтобы продемонстрировать начальству хоть какой-то результат всей этой мощной спецоперации. Фалеевой вменяют административную статью за неподчинение требованиям сотрудников правопорядка. Девушка наотрез отказалась писать объяснительную записку.

Словом, власть сама вполне недвусмысленно дает понять, что ни о каких послаблениях не может быть и речи. Ну, честно говоря, как уже было сказано выше, мы на это не очень и надеялись.    





Фото: Твиттер "Открытой России"












  • Кирилл Мартынов: Можно ли играть по правилам людей, которые привлекают людей к уголовной ответственности за слова, и продолжать говорить, что мы делаем современное гуманитарное образование?

  • НОВАЯ ГАЗЕТА: По заявлению подсудимого, обыск проводился в сговоре с экспертом ФСБ Александром Коршиковым, поэтому оперативники уже заранее знали, что изымать.

  • Юлия Галямина: Вдумайтесь в абсурд того, что сейчас происходит: человека, который последовательно призывает к мирному протесту пытаются судить за призывы к насилию.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Вышка — не место для мысли. Впрочем, как и вся Россия
4 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дело Егора Жукова имеет некоторые шансы стать таким же знаковым, какими в свое время стали дело Дрейфуса во Франции и дело Бейлиса в России. Разница в том, что тогда французская и российская общественность почувствовали угрозу, исходящую от нарастающего антисемитизма, смогли дать бой и, в конечном счете, эти локальные битвы выиграли. В случае с делом Егора Жукова шансов на торжество справедливости немного, и о причинах этого скажу чуть позже. Сначала о том, почему дело Егора Жукова выделяется даже на фоне общего судебного беспредела большого «московского дела», частью которого оно является. В Егора Жукова силовая обслуга режима вцепилась мертвой хваткой.
Прямая речь
4 ДЕКАБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Можно ли играть по правилам людей, которые привлекают людей к уголовной ответственности за слова, и продолжать говорить, что мы делаем современное гуманитарное образование?
В СМИ
4 ДЕКАБРЯ 2019
НОВАЯ ГАЗЕТА: По заявлению подсудимого, обыск проводился в сговоре с экспертом ФСБ Александром Коршиковым, поэтому оперативники уже заранее знали, что изымать.
В блогах
4 ДЕКАБРЯ 2019
Юлия Галямина: Вдумайтесь в абсурд того, что сейчас происходит: человека, который последовательно призывает к мирному протесту пытаются судить за призывы к насилию.
Про поэта Орлушу и «концентрацию протестных мыслей»
20 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Если в стране разворачивается кампания по поиску врагов народа, то непременно появляются профессиональные герои-разоблачители, которые обязательно обнаружат, что аккурат под их домом враги копают тоннель из Бомбея в Лондон. Создав в Госдуме комиссию по расследованию иностранного вмешательства во внутренние дела РФ, депутаты запустили процесс, логика которого неизбежно должна была привести к обнаружению такого тоннеля. И он был обнаружен. В ходе расследования «иностранного вмешательства» депутаты пришли к выводу, что в ряде регионов России действуют финансируемые из-за рубежа лагеря, в которых проходят обучение организаторы протестных акций.
Прямая речь
20 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Идиотизм этой инициативы заложен в ней с самого начала, и ничем, кроме фарса, работа такой комиссии не обернётся и обернуться не может...
В СМИ
20 НОЯБРЯ 2019
NEWSru.com: Госдума нашла в России иностранные "лагеря", где учат протестовать
В блогах
20 НОЯБРЯ 2019
Лев Рубинштейн: "Большой фразеологический словарь клоачной политической мысли 2000-х годов" ждет своих составителей и издателей. Ну, и читателей, само собой - чтение скучным не будет, это точно.
В физические лица инагентов будут плевать на улицах
14 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В ближайшее время Госдума, судя по всему, примет поправки в закон об «инагентах», которые неожиданными назвать уже сложно, но обескураживающими все еще, пожалуй, уместно. Итак, согласно нововведениям, которые в минувшую среду одобрил Комитет нижней палаты по информационной политике, по инициативе Минюста и МИДа в списки «инагентов» можно будет вносить не только организации, замаравшие себя позорным сотрудничеством с иностранными государствами, но и «физических лиц» из плоти и крови, провинившихся в том же преступлении. 
Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2019
Алексей Макаркин: В России слово «агент» – синоним слова «шпион». У нас есть свой лексикон, фиксирующий оттенки смыслов в этой области...