Что делать?
21 апреля 2019 г.
К чему приведет средневековая культура народа

Дайджест по материалам прессы

Доходы России от запредельно высоких цен на нефть в 2001-2007 годах не были использованы для модернизации страны, для развития ее инфраструктуры. Некоторая часть пошла на рост зарплат россиян, что обеспечило поддержку президенту Путину. Но большая часть доходов ушла на прирост капиталов правящей клики. Уже к 2007 году девять человек из ближайшего окружения Путина, каждый из которых имел связи с высокопоставленными силовиками, возглавили компании, совокупный доход которых составил огромную сумму — 18% ВВП России. Если в развитых странах финансовый успех определяется внедрением высоких технологий и производством новых продуктов, то в России он зависит от связей, «крыши» со стороны президента и его министров.

Россия демонстрирует вопиющее неравенство в распределении доходов среди граждан. Согласно расчетам, 45% национального дохода принадлежат порядка 10 процентам самых богатых граждан РФ, а супербогатым, которых в России эксперты насчитали 1%, — примерно 20%. И это при том, что свыше 20 млн россиян живут ниже черты бедности.

Значительная часть свалившегося на Россию в начале века богатства была вывезена в офшоры, вложена в экономику США и Великобритании, других стран Европы. По данным ЦБ РФ, чистый вывоз капитала из России с 2000 по 2016 год, только зафиксированный по банковским операциям, составил 550 млрд долларов. А сколько вывезено неофициально, в виде наличности или сырья, которое было продано за рубежом, а деньги за него так и не поступили в Россию, — можно только гадать. Поставки товаров по заниженной стоимости, как в случае с аммиаком и карбамидом ТоАЗ, где общая сумма занижения оценивается в 2-3 млрд долларов, — в статистике ЦБ РФ не учитываются. Так что деньги, о которых сообщил ЦБ, лишь верхушка айсберга. По некоторым оценкам, сегодня сумма вывезенного капитала приближается к 1,5 трн долларов. Отметим, что отток капитала это  индикатор того, что экономика страны не развивается, инвестировать капиталы в нее при нынешней политике властей — опасно.

Поэтому приходится признать неприятный факт: Россия стала колонией развитых стран. Она щедро финансирует развитие метрополий, где живут семьи наших министров и олигархов. В Великобритании на первом месте в списке богачей, вывезших капитал из России, стоит основатель USM Holdings Алишер Усманов (27% акций лондонского «Арсенала»). Общее состояние олигарха, находящееся в пределах Великобритании, оценивается в 12,3 млрд фунтов стерлингов. Дальше следует владелец столичного «Челси» Роман Абрамович. Его деньги вложены также в недвижимость, яхты, произведения искусства. Всего в активе предпринимателя — около 9,5 млрд £. В Лондоне «скромно» благоденствует бывший президент «Интеко» Елена Батурина. Чистая стоимость ее британских вложений составляет 729 млн £. На лондонских счетах Андрея Андреева, основателя популярного приложения знакомств Bumble, находятся 700 млн £. Андрей Бородин, бывший президент Банка Москвы, бежавший в Лондон из-за обвинений в причастности к крупным махинациям, имеет в своем активе 180 млн £ (www. russian7.ru).

Но если опросить людей на улице: кто виноват в том, что Россия стала колонией Запада? Большинство ответит: власть. И будут неправы. Виновата в нищете и колониальном статусе нашей страны не столько власть, сколько народ с его средневековой подданнической культурой. Россияне в большинстве жаждут авторитарной власти царя и скептически относился к демократии. Но, как показывает мировой опыт, народовластие как система правления в интересах народа, не может утвердиться при «восточном менталитете» населения, подразумевающем верховенство силы над правом и нежелание граждан отвечать за происходящее в стране.

Чем отличается средневековая подданническая культура подданных от политической культуры жителей демократических государств? Монархов не выбирают, они получают власть либо по наследству, либо в ходе дворцового переворота. А жители страны полагают, что так «бог велел». От простолюдинов правители и проводимая ими политика не зависят. Это понимание впитывается с молоком матери. Кто ему не следует, рискует быть повешенным, обезглавленным или попасть в сибирские лагеря, как при Сталине. Сегодня как минимум может сесть в СИЗО, как сел председатель карельского отделения «Мемориала» Юрий Дмитриев, руководивший экспедицией, которая обнаружила места захоронения жертв политических репрессий в Сандармохе и Красном бору.

На очередных выборах президента наш авторитарный вождь получил поддержку около 80% россиян, несмотря на снижение доходов населения, вызванных гонкой вооружений, международными санкциями за аннексию Крыма и вывозом капитала. Уровень жизни россиян примерно в 10 раз ниже, чем в Европе. Собранные налоги идут либо в военно-промышленный комплекс и на перевооружение армии, либо распределяются в виде выгодных госзаказов среди друзей президента. Опора власти — бюрократия. Только за первые два срока президентства Путина число чиновников увеличилось на 363 тысячи. Выплата дополнительных окладов потребовала сократить расходы на образование, здравоохранение. Но это никак не отразилось на популярности царя-президента: «Он знает, что делает!».

Легитимность нынешней российской власти достигается, прежде всего, контролем над прессой и телевидением. Подданных одурманивают, насаждая мифы об «осажденной крепости», «заговоре Запада», его желании «поставить Россию на колени». У самой правящей клики преобладает представление, что рыночные реформы — не цель модернизации страны и повышения жизненного уровня населения, а всего лишь средство для восстановления статуса «великой державы». Постсоветская «элита» по происхождению и своим убеждениям — прямой наследник коммунистической номенклатуры. А кадры, как известно, решают все. Именно поэтому в России не удалась декоммунизация в отличие от Германии и Италии, где прошли денацификация и дефашизация.

Отказ от идеи суда над КПСС и роспуска КГБ блокировал изменение природы российской системы управления. Власть у нас по-прежнему первична, а частная собственность вторична или, точнее, условна. Государственные монополии более предпочтительны, ведь ими легче управлять и разворовывать. В правящих кругах доминирует стремление к военному превосходству, совсем как у дворовых хулиганов или средневековых королей. Надо же всем показать, кто здесь главный!

 Старики заклинали: «Лишь бы не было войны». Но складывается впечатление, что Путин и его генералы, играя с огнем, только ради своих амбиций готовы погубить человечество в ядерной войне. Похоже, что наш монарх, закапывая деньги налогоплательщиков в высокоскоростные ракеты и надеясь на победу в ядерной войне, просто не понимает  страшных последствий «ядерной зимы». Но, как ни странно, именно этой своей предрасположенностью к ядерной войне он завоевывает сердца подданных. Примерно так поддерживали народы монархов в завоевательных войнах в средние века. Восторг вызывало у населения метрополий завоевание Англией Индии, а Россией Кавказа и Средней Азии.  Сегодня в Европе культура изменилась. Невозможно представить себе войну между Швецией и Германией или Францией и Испанией. Потому что изменилась политическая культура населения Европы. Но не России.  

Принятие новой Конституции и проведение первых многопартийных выборов в 1993 г. с участием наспех созданных политических партий привело в России лишь к созданию «имитационной демократии». Такая «демократия» — без необходимой политической культуры самоуправления — активизирует лишь самые консервативные слои населения. В этом плане победа партии Владимира Жириновского в 1993 г. была совсем не случайной.

С середины 1990-х каждые последующие выборы в представительные органы власти в России становились по результатам все хуже и хуже. У россиян не было желания работать в общественных организациях, тем более, быть активистами партий. Наши партии не вырастали из массовых движений, выражающих групповые интересы. Они играли роль популистских «затравок» для символической идентификации (вроде футбольных команд), не выдвигали конкретных программ реформ, стратегий политических действий, которые люди могли бы обсуждать и оценивать.

У людей с монархистской культурой свое отношение к политической активности. В 2001 году был принят предложенный Путиным закон «О политических партиях», который сделал практически невозможным регистрацию оппозиционных партий. Ну и что? Монарх пожелал, монарх сделал. На популярности Путина этот закон не отразился.

Если в устоявшихся демократиях граждане чувствуют себя ответственными за все происходящее в стране, то в монархиях люди ответственность перелагают на царей, князей и падишахов. Даже когда военные лидеры, вроде Ататюрка, совершив переворот, вводят избирательное право, в головах граждан мало что меняется. Они воспринимают явку на избирательные участки как проверку на лояльность. Так было и в СССР. И уж точно, люди не утруждают себя чтением программ кандидатов, выяснением фактов их биографии, позволяющей оценить их реальные намерения. А уж участвовать в обсуждении и принятии законов, как это делали жители древних Афин или современной Швейцарии, наши люди не желают.

 Конституция, образцово-либеральная по форме, на самом деле носит в России декоративный характер. Номинальное разделение властей, парламентаризм, права человека — эта «инфраструктура» демократии осталась главным образом на бумаге, не просуществовав и одного избирательного срока. Уже на президентских выборах 1996 г. решающую роль стал играть административный ресурс и политтехнологии, отбросившие обсуждение проблем развития страны и заменившие принципиальные дискуссии вопросом персональной поддержки президента («Голосуй сердцем!»).

Именно поэтому политическая культура россиян осталась на уровне Средневековья. По представлениям россиян, улучшить нашу жизнь должен именно добрый царь-президент. Роль нашей «имитационной демократии» состоит не в обеспечении конкуренции политических лидеров и их программ, а в одобрении избирателями образа авторитарного правителя. Этот авторитаризм уже утратил источники своей легитимности в имперской  или коммунистической идеологии, поэтому вынужден ограничиваться консервацией режима, в первую очередь за счет устранения реальных оппонентов, таких как Алексей Навальный. На всех прошедших за эти годы выборах в Госдуму избирателю предлагалось лишь выразить свою поддержку адептам нашей монархии.

 Признание «законности» власти в подобной ситуации достигается двумя путями.

 Во-первых, обращением к традиционализму, соединяющему элементы дореволюционного имперства с советской великодержавностью, православие и ксенофобию с изоляционизмом и национализмом, «духовность» с музеефикацией русской культуры, неприятие индивидуализма и осторожное восстановление культа личности советских вождей и «органов». Обращение к такому традиционализму предполагает дискредитацию реформ 90-х годов, наполнивших полки наших магазинов, представление трансформационного экономического спада как следствие ошибок, краха СССР, нестабильности и плохого управления.

Во-вторых, атмосферой безальтернативного выбора именно тех, кто находится у власти («Если не Путин, то кто?»), мерами, препятствующими появлению реальных оппонентов, их уголовным преследованием. Не случайно ни Ельцин, ни Путин не участвовали в телевизионных дебатах, они были выше этого! Пусть остальные эрзац-кандидаты ругаются перед телезрителями, наш народ знает, за кого голосовать! Именно для этого и создается громоздкая система имитации демократии (псевдопарламент, псевдовыборы, «карманный» суд, подконтрольные СМИ, псевдопубличность с ее соловьевскими ток-шоу, изыски политтехнологи и т. п.). Хотя такая «демократия» и выводит на первый план наименее модернизированные группы населения с их требованиями государственного патернализма, но побеждает всегда «партия власти» с ее собственными корыстными интересами.

Имитационная или, проще, показушная демократия в условиях авторитарного режима, полицейского государства, патерналистской политической культуры и зависимости граждан от подачек государства, всегда оборачивается тем, что побеждают консервативные силы, ослабляя сопротивление режиму, с одной стороны, и замедляя процесс его разложения — с другой. В этих условиях террор или масштабные репрессии не нужны. Они даже опасны для стабильности режима. При отсутствии сколько-нибудь четкой оппозиции правящая клика может сохранить власть в демобилизованном обществе, провести нужные решения (например, по пенсионной реформе) и доминировать в органах государственного управления, имея всего 30-35% голосов. Этого «контрольного пакета» партии власти достаточно.

Для россиян главным достижением нынешней власти стала «стабильность», важная черта которой — несменяемость президента. Такая поддержка связана прежде всего с тем, что люди поднимают имперские лозунги на уровень национальных ценностей. Это оправдывает в их глазах авторитарную форму правления — как средство удовлетворения их геополитических амбиций. Очень похоже на поддержку Гитлера большинством немецкого народа накануне Второй мировой войны. Ради этой имперской иллюзии россияне готовы терпеть снижение своего уровня жизни, уровня образования, медицинского обслуживания, нищенские пенсии. Напомним, что темпы роста экономики упали с 8% в 2000 г. фактически до 0,6% в 2017-м.

Очень важно понимать, как средневековая культура блокирует экономическое развитие страны. Чем прежние дворяне отличаются от современных бандитов? Ничем. Также собирали дань с крестьян. А чем нынешние силовики (новые дворяне) отличаются от прежних? Тоже ничем. Собирают с предпринимателей дань, отжимают бизнес. Средний бизнес составляет сегодня ничтожную долю 20-25%, работает «под асфальтом», рискуя быть разграбленным. По сведениям бизнес-омбудсмена Бориса Титова, в 2017 году против предпринимателей было возбуждено 260 655 уголовных дел, но до суда было доведено меньше 25%. Остальные были закрыты, после того как предприниматели удовлетворили алчность силовиков. Число уголовных дел, возбужденных за год против силовиков по статье 196 УК РФ « Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности»,  мизерно — всего 72. Ежегодно по причине вымогательства и террора силовиков более 100 тысяч российских компаний прекращают свою деятельность. Их сотрудники остаются без работы.

 По числу полицейских на 100 тыс. жителей Россия находится на первом месте в мире. Так как основная забота полицейских — сбор дани с предпринимателей или автовладельцев, то заниматься борьбой с преступностью недосуг — число преступлений растет, раскрываемость падает Да и зачем враждовать с родственными бандитскими душами! Как показывает история со взяткой от людей Шакро Молодого, лучше войти с бандитами в долю. А ведь это не исключительный случай, это система! Коррупционная вертикаль растет снизу. Гаишники, выходя на дежурство, получают задание — какую сумму собранных взяток они должны сдать начальству. Оно, «отстегнув» свою долю, передает собранное «наверх». Не случайно опросы показывают, что россияне не доверяют полиции. Но с именем царя-президента, с его политикой они свою безопасность не связывают. «Виноваты наши бояре, а царь наш вне критики!».

То, что российский суд находится «в кармане» у исполнительной власти, не надо  доказывать. По Конституции формально суд от исполнительной власти независим, но на практике — находится  в полной зависимости. И так как большинство россиян с этим мирится, то, значит, это проблема нашей общей культуры. Президент сегодня фактически назначает председателя любого суда, а тот, по нисходящей, влияет и на состав судей, на решения, выносимые судьями. Суды общей юрисдикции стали сегодня обвинительным конвейером, созданным для превращения сотен тысяч свободных людей в заключенных. Общее число граждан, привлеченных к уголовной ответственности в РФ только  в 2016 году, превысило один миллион человек. Современные российские судьи оправдывают меньше 1% обвиняемых (в странах ЕЭС — 15%). Но наших граждан карманный характер суда волнует мало.

 В ходе опроса, проведенного Фондом ИНДЕМ, был задан вопрос: «Согласны ли вы с тем, что у президента должно быть право отменять судебные решения, если они вредят интересам государства?». Вопрос провокационный, его содержание противоречит Конституции, но большинство опрошенных ответило положительно. Выходит, без изменения правосознания наших сограждан создать в России независимый и справедливый суд   не удастся.

У каждого из нас есть выбор: валить «за бугор» или остаться и бороться, менять представления сограждан о должном, взывать к политической активности, распространять знания о порядках, принятых в развитых странах, добиваться ухода от нашего средневековья и нового феодализма. От того, насколько молодое поколение сможет проявить здравомыслие и солидарность, зависит будущее России.

Иллюстрация: Иван Билибин иллюстрация к сказке А. Пушкина "Сказка о царе салтане"












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Утилизация мусора как национальная проблема России
16 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Массовые выступления жителей Архангельска, Тюмени, Москвы показали, что проблема утилизации мусора и отравления ядовитыми отходами от разложения мусорных свалок становится общероссийской. Нынешние власти не способны ее решить из-за приоритета своих корыстных  задача, это залог сохранения человеческой цивилизации и животного мира на планете. Предупреждение всем нам – огромное мусорное пятно на севере Тихого океана, которое занимает площадь до 1,5 млн км.² или более.
Зачем простому человеку капиталисты?
10 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
В древние времена правители могли выпячивать своею роскошь, но простолюдину богатство было не положено. Недаром Иисусу приписывают слова: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Божие». Истоки такого древнего левого «социалистического» подхода шли от представления, что пирог всегда одного размера и если кому–то достанется больше, то другим придется голодать. Это представление соответствовало первобытным временам и эпохе средневековья. С приходом промышленной революции оно потеряло свою актуальность.
Аномалии внешней политики
9 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
За последние несколько столетий политическая карта мира радикально изменилась, а в еще большей степени изменились факторы, определяющие внутриполитические возможности отдельных государств. Прежде всего, стоит обратить внимание на роль военной силы, а также на возможности и результаты ее применения. Вплоть до начала ХХ века война считалась естественным средством разрешения политических противоречий между большинством государств, включая крупнейшие из них. При этом в случае успеха войны оборачивались приобретением ценных территорий и (или) активов, а также, в большинстве случаев, получением дани или контрибуций. Завершение этого тренда отмечается с окончанием Первой мировой войны, затраты сторон на которую оказались столь значительны, что агрессор был не в состоянии компенсировать даже четверти нанесенного ущерба.
Нищета «русского мира»
4 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
На протяжении последних трех веков российской истории в ней постоянно боролись две тенденции: с одной стороны, стремление к открытости и «интернационализации», с другой – желание замкнуться в собственной особости. Первый тренд проявлялся в самых разных вариантах, но, какими бы разными ни были подходы, они ставили экономические или идеологические соображения выше культурно-исторических. Стоит отметить, что именно в периоды такой «интернационализации» Россия достигала своих самых значительных успехов – от превращения в одну из важнейших держав Европы в эпоху Петра I и Екатерины II до обретения статуса глобальной сверхдержавы в период максимального могущества СССР.
Навстречу социальной катастрофе
3 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Общества, которые претендуют на то, чтобы считаться современными, демонстрируют сегодня одно важное качество. Они не просто заботятся о благополучии своих граждан, но формируют условия, при которых сфера, прежде именовавшаяся «социальной», становится важнейшим двигателем хозяйственного прогресса. В основе этого подхода лежат новые представления о человеческом капитале как о важнейшем производственном ресурсе и основанное на них осознание того, что вложение в человека является высокодоходными инвестициями.
Невозможность модернизации
2 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Россия, долгие столетия выстраивавшая свою идентичность, отталкиваясь от воображаемого Запада, на протяжении всей своей истории ощущала необходимость противостояния реальному Западу – и это требовало экономической мощи либо сводилось к «экономическому соревнованию». Поэтому отечественная элита с давних пор время от времени ощущала дискомфорт от преимущественно сырьевого хозяйства страны и пыталась раз за разом превратить ее в одну из передовых экономик.
Рыночная не-экономика
1 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на то, что в политическом отношении Россия не слишком напоминает развитые страны, экономически она кажется более приспособленной для «встраивания» в современный мир. Конечно, существующая модель несовершенна, но в то же время сторонники тезиса о «современности» России акцентируют внимание на ее хозяйственных достижениях и убеждены, что ее дальнейшее естественное развитие обеспечит в конечном итоге политическую и идеологическую модернизацию общества. Я убежден, что этого не случится.
Европейская авторитарная страна
29 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Попытки изобразить завершение глобального противостояния как победу демократии над диктатурой и своего рода «конец истории» привели к тому, что «демократиями» начали именовать различные формы политического устройства, так или иначе предполагавшие вовлечение граждан в избирательный процесс. На Западе начали повсеместно говорить о «совещательной» демократии, в России — о «суверенной». И нет сомнений в том, что число подобных эпитетов будет только расти.
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».
Зачем нам богатые предприниматели?
25 МАРТА 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
Вопрос совсем не праздный. Наш народ 70 лет жил с идей коммунизма (или хотя бы социализма «с человеческим лицом»). А за предпринимательство в СССР полагался тюремный срок. Полки наших магазинов были пусты, за всем стояли огромные очереди, а советское, как мы хорошо знали, не значило – отличное. Преимущества экономики, основанной на рыночных отношениях и частной собственности, доказаны мировым опытом. Там, где существуют правовые государства и есть реальные гарантии собственности, где у власти находятся не «опричники», а политики, выигравшие честные выборы в конкурентной борьбе, уровень жизни простых людей в разы выше, чем в любой социалистической или авторитарной (по сути – феодальной или корпоративной) стране, подобной России. Ни одно государство, сделавшее ставку на ту или иную форму общественной собственности на средства производства, в клуб «золотого миллиарда» до сих пор еще не попадало.