Итоги года
15 декабря 2019 г.
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

ТАСС

В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.

Но интересно, что в ответах на вопрос о том, что именно привлекает в Путине, респонденты чаще всего либо называли личностные характеристики («решительный, мужественный, твердый, волевой, сильный, спокойный, смелый, четкий, уверенный в себе, настоящий мужик»), либо вспоминали о геополитике и месте России в мире («внешняя политика, защита от Запада, уважение в мире, не позволяет «вытирать ноги», поддержка армии, обеспечил престиж»). Лишь 5% респондентов отметили успехи в социально-экономической сфере («обеспечил стабильность, поднял экономику, при нем стали лучше жить, пенсии вовремя платить»). И столько же сочли, что президент «заботится о народе, болеет за народ, за страну, все делает для людей».

Зато когда респондентов спрашивают о том, чем им Путин не нравится, то самый популярный набор ответов: «Не заботится о людях, мало делает для людей, не знает, как живут люди, забыл о простых людях». На втором месте находятся упреки в слишком большой мягкости по отношению к министрам, зависимость от своего окружения, отказ уволить Медведева. В этом опросе социологи не предлагают респондентам готовых ответов – они предложили людям самим сформулировать свое мнение.

Интересны ответы на еще один вопрос – о том, несет ли Путин ответственность за проблемы, стоящие перед страной в период его правления. На этот раз они сформулированы социологами, но их вариативность больше, чем в большинстве других аналогичных опросов. 55% ответили, что в полной мере (еще в январе 2016 года таких было 43%). 21% – в некоторой мере. Лишь 11% придерживаются известного тезиса о хорошем царе и плохих боярах – они выбрали вариант «Нет, он все делал правильно, и если что-то не удалось, то это вина нерадивых и коррумпированных чиновников». И только 9% сослались на объективные обстоятельства, которыми нередко пытаются объяснить неудачи в социально-экономической сфере (наследие 90-х годов, мировой кризис и др.).

Таким образом, лишь явное меньшинство – 20% – снимают с Путина всякую ответственность за проблемы. Это самые твердые путинцы – но вопрос в том, что и их «мягкие» единомышленники почти с такой же твердостью готовы голосовать за президента.

И еще данные Левада-центра. 2017 год назвали «очень хорошим» и «хорошим» 20% россиян, «средним» – 63%, «плохим» и «очень плохим» – 17%. Для сравнения – в 2016 году оптимистов было 13%, а пессимистов – 28%. А на вопрос о том, был ли год в целом удачным или неудачным для Вас лично, 53% посчитали его удачным, а 28% – неудачным (остальные затруднились с оценками). Еще в прошлом году соотношение было куда более грустным – 37% к 40%.

И, наконец, последние цифры в этом тексте. 64% считают, что «русские – великий народ, имеющий особое значение в мировой истории» (в 2016 году с этим мнением согласились 57%). 72% в той или иной степени согласились с тем, что Россия сегодня является великой державой» (в 2016-м – 64%).

Что означают все эти цифры?

Во-первых, россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса. И тут выяснилось, что «этажом ниже» на лестнице потребления тоже можно жить. Конечно, не так, как раньше – но обычно не впроголодь. Если раньше отдыхали в Испании, теперь можно перейти на Турцию. Раньше ездили в Турцию – теперь можно поехать в Ярославль или Владимир (и гостиницы этих городов в рождественские дни переполнены). Если нет денег на внутренний туризм, то можно хотя бы отдохнуть с друзьями под трехзвездочный коньячок. Такая же адаптация происходит и в других областях.

Апатия в отношении общественных процессов не исчезла – но люди сосредотачиваются на двух сферах, которые могут позволить отвлечься от постоянных размышлений о собственном кошельке. Одна сфера – личная жизнь, в которой случается много хорошего даже в трудные времена. Вторая – геополитика и история, гордость за страну и признание ее величия – в общем, все, что греет душу вне частной жизни. Тем более что присоединение Крыма и военные действия в Сирии стали мощной компенсацией за обиды и комплексы 90-х годов.

У людей сложилось ощущение, что Россия стала «не хуже Америки», которая признается великой державой и способна вести военные действия за пределами страны. Можно предположить, что есть еще один фактор – ушел страх, что крымский фактор повлечет за собой катастрофические последствия – войну с Западом или, по крайней мере, экономическую блокаду. А раз так, то можно жить и гордиться – потому что если все время думать о плохом, то можно впасть даже не в апатию, а в черную меланхолию. Разрыв между реальной внутренней ситуацией и декларируемыми настроениями, таким образом, увеличивается.

Во-вторых, отношение к Путину основано не на оценке экономической политики. Здесь есть коренное отличие, например, от Дональда Трампа, последний шанс которого на политическое выживание заключается в налоговой реформе и стимулировании роста. У населения нет иллюзий по поводу ответственности за проблемы – но оно считает, что внешнеполитические результаты являются приоритетными при оценке деятельности президента и принятии решения о голосовании на выборах. Эта тенденция отмечается уже в течение многих лет, но сейчас к ней добавилось еще ощущение, что в экономике удалось добиться, если не улучшения (отмечаемый специалистами рост является незначительным и слабо ощущается населением), но хотя бы «неухудшения». А раз так, то ситуация в ней является хотя бы терпимой. Это не повод для апологии экономической политики (и роли в ней Путина), но и не основание для того, чтобы отказать президенту в поддержке.

Путин как дееспособный президент с массой позитивных характеристик, которые зафиксировал опрос Левада-центра, дает надежду на то, что ситуацию в стране удастся удержать под контролем, что не будет хаоса. Авторитет других властных институтов, выросший после присоединения Крыма вслед за президентским рейтингом, снизился, но утрата веры в Путина станет для многих россиян драмой, которую они хотели бы избежать. Плюс фактор Путина позволяет им не думать о политике и не отвечать за сделанный ими выбор – можно проголосовать, выразив тем самым лояльность, а дальше пускай президент решает, что делать.

Все это актуально для нынешнего времени, но российская власть сталкивается с двумя вызовами – среднесрочным и долгосрочным. Первый связан с тем, что непопулярные меры вроде повышения пенсионного возраста и роста налогов отложены до периода после президентских выборов. Некоторые из них придется начинать реализовывать уже в 2018 году, другие – в 2019-м. В любом случае, состояние экономики (в том числе исчерпание Резервного фонда) уже не позволяет откладывать их на более длительную перспективу. И в этом случае терпимое «неухудшение» может смениться очередным падением, адаптироваться к которому будет сложнее – в условиях отсутствия новых внешнеполитических успехов. События, подобные стремительному присоединению Крыма, происходят нечасто. Подобная тенденция может привести к росту протестных настроений.

Второй вызов связан с развитием страны. Неустойчивый рост не вызывает большого оптимизма. Сводить концы с концами в бюджете удается с трудом, но только в условиях соглашения о сокращении экспорта нефти, позволившего стабилизировать и несколько повысить нефтяные цены. Однако это же соглашение ограничивает развитие отрасли и сдерживает экономический рост. Возникает замкнутый круг, когда и продление действия соглашения, и его отмена будут связаны с серьезными рисками.

Все это входит в число основных проблем четвертого срока Путина, который вряд ли будет спокойным. Поэтому, несмотря на высочайшие президентские рейтинги, позитивные для власти результаты опросов и хотя и небольшой, но все же рост, в элитах не ощущается победных настроений – напротив, преобладает тревожность, чувство растущей неопределенности и другие не радужные эмоции.

Автор — ведущий эксперт Центра политических технологий


Фото: Россия. Симферополь. 4 ноября. Горожане во время празднования Дня народного единства. Алексей Павлишак/ТАСС












  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Симфония гудков
18 ЯНВАРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ПЕТРОВ
О русских форумах в ЕвропеЭтой осенью Будва, Прага и Вильнюс приняли сотни «глобальных русских», живущих в России и вне, – художников, политиков и экспертов. При всей несхожести этих встреч, их роднили цели: свобода, творчество и благо страны.Осень была неспокойной. Сбитый ИЛ-20. Атаки на Израиль. Поставки Сирии систем С-300. Маневры «Восток-2018». Захват украинских судов. Арест Льва Пономарева. Ту-160 в Венесуэле… Таков фон пяти русских форумов, прошедших в минувшие три месяца за рубежом. Это не удивляет. Неприязнь властей к инакомыслию уже почти два века мешает россиянам обсуждать острые проблемы дома. Да и организаторы – Марат Гельман, Гарри Каспаров, Антон Литвин, Жанна Немцова и Михаил Ходорковский – живут вне России.
Итоги года. Транзит 18–19
13 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Об уходящем полагается говорить либо хорошо, либо ничего. А потому нам бы ничего не говорить. Но это нам — в мире много чего напроисходило такого, что его поменяет, видимо, очень круто, просто еще непонятно как. Не само по себе происходило — человеческими усилиями и человеческими же мозгами. Совершенно невероятные прорывы (куда еще они приведут, вопрос, конечно) в генетике и генной инженерии, в астрономии и астрофизике, в археологии, давно переросшей саму себя и ставшей мультинаучной дисциплиной, в технике и технологиях, в экономике и даже в политике. Вот уж где устоявшийся левый порядок казался незыблемым, а праволиберальный дискурс навсегда отошедшим в мир преданий, но...
Итоги года: заметки издалека
8 ЯНВАРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Я понимаю, что читатели ЕЖа ждут подведения итогов, прежде всего, российского года. Но, должен признаться, что 2018 был первым годом в моей уже не такой короткой жизни, когда я в России не был вообще, поэтому могу говорить об итогах года применительно к ней, исходя из медийного контекста, за которым, признаюсь, следил ежедневно, общения с друзьями и близкими и собственных соображений, возникавших в процессе этих занятий. Вероятно, кому-то покажется поверхностным и чрезмерно отстраненным то общее ощущение, которое я могу выразить любимым русским словом железного канцлера Бисмарка — "ничего". То есть понятно, что в России каждый день что-то происходило, новостные ленты исправно функционировали, иногда случались события, вызывавшие бурю эмоций, но, по моему мнению, ни одно из них по своему содержанию не было качественно новым.
Книга итогов
8 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мы столько уже написали «итогов» за эти восемнадцать лет, что впору издать «Книгу итогов». И я вам скажу, что это будет интереснейшая книга. Настоящая «Книга жизни». Или, возможно, «Книга мертвых», как в ужастике, если смотреть на нее глазами пессимиста. Со своей стороны, однако, я бы предложил в нее включить сепарированно две группы итогов. Одна группа – итоги победительные, а вторая – итоги апокалипсические. И чтобы первые шли от первой страницы к концу, а вторые – от конца к первой, и где-то к середине чтоб встречались, как в книжке у Акунина.
Итоги года. Как остаться?
7 ЯНВАРЯ 2019 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год 2018 год, если обозревать его с гордой высоты кремлевских башен, стартовал удачно, с убедительной и легкой победы Владимира Путина на очередных выборах. Но финишировал тоскливо и вполне безнадежно. Рейтинги идут вниз, не быстро, но планомерно. По сути, речь идет только об одном, главном, рейтинге. Об остальных, как личных, так и институциональных, давно говорить не приходится. В этом тренде на понижение сработал ряд факторов. От пенсионной реформы, которая разозлила людей не только своим грабительским, но и оскорбительным характером (не посоветовались, не уважили, т.е. наплевали), до разочарования во внешней политике.
Итоги года. РПЦ без УПЦ, но с трофейным оружием
7 ЯНВАРЯ 2019 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В церковной жизни за последний год произошли глобальные перемены, но все они связаны в основном с межцерковными отношениями, а если брать ситуацию внутри Русской церкви, то тенденция не изменилась: церковь продолжает интегрироваться в государство и уже слилась с ним почти до неразличимости, тогда как тело собственно церкви неуклонно усыхает. Не так давно многие были шокированы присутствием патриарха Кирилла на коллегии Министерства обороны, но это что — ритуально посидел и ушел, — в каждодневной жизни происходят процессы куда менее заметные, но по своим последствиям для общества куда более важные.
Итоги года. Медиафрения. Великая российская стена и Великий украинский ров с крокодилами
6 ЯНВАРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Главный процесс 2018 года — это продолжающийся распад Российской империи. Принято считать вехами такого распада 1917-й и 1991-й, то есть утрату территорий и соответствующее изменение внешних границ. Но распад — это не только вехи, но и процесс, а империя (тут еще и специфика Российской империи) — не только захват чужих территорий, но и обращение власти с собственным населением, то, что Ключевский называл внутренней колонизацией. И в этом смысле отмена крестьянского рабства в 1861 году и отмена колхозного рабства в 1974-м — такие же вехи распада империи. В медийной сфере процесс распада империи проявился в создании новых и укреплении старых перегородок...
Итоги года. Наступающий Год Холодильника
5 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Коллега на работе замечательно сказал: «Не хочется заниматься ревизией уходящего года. Удивительно хорошее, предпраздничное настроение сейчас». Прекрасно понял человека, учитывая, что тому на днях довелось посмотреть всю пресс-конференцию Владимира Владимировича. Которая, выпав на последнюю треть месяца, для многих наших сограждан итоги года и подвела. Совсем немного уже осталось до самого главного праздника страны; там шампанское и запах мандаринов. Сначала искрящиеся эстрадные артисты, кинокомедии — после обращения президента. Тут, конечно, проявится главная закавыка обывательской жизни простого россиянина.
Итоги года. Контактный зоопарк
4 ЯНВАРЯ 2019 // АНТОН ОРЕХЪ
Каждый год мы подводим итоги. И каждый год пишем примерно одни и те же слова. Со свободой как таковой стало еще хуже. Со свободой прессы, в частности, стало еще хуже – причем, настолько, что пресса вымирает как класс, превратившись или в официантку с откляченной задницей, готовую услужить, или в девушку «с пониженной социальной ответственностью», готовую обслужить. С правами человека стало еще хуже, с демократическими институтами и правосудием стало еще хуже. Изоляция крепчает вместе с маразмом. А люди в обычном бытовом смысле живут трудно, как никогда в этом веке.
Украина: итоги 2018, предсказуемые и непредсказуемые
3 ЯНВАРЯ 2019 // ИННА БУЛКИНА
Здесь предсказуемо нужно было бы писать о безусловных внешнеполитических достижениях — о томосе и безвизе. И о столь же безусловных внутриполитических проблемах — о войне, которой не становится меньше. Ее становится только больше, как и украинских заключенных в российских лагерях и тюрьмах. О судах и коррупции, о предвыборных шоу, главный смысл которых в том, что новой реальной оппозиции и нового постмайданного поколения политиков у нас так и не появилось и в старые игры играют все те же старые клоуны: «Я гарантирую снижение цены на газ в 2 раза!», «А я угадаю эту мелодию… нет, простите, а я гарантирую снижение цены на газ в 4 раза!», «Папа просил передать вам всем, что театр закрывается».