Итоги года
24 октября 2018 г.
Итоги года. Людей сажают — а они остаются свободными
12 ЯНВАРЯ 2016, ЕЛЕНА САННИКОВА

zlatkovsky.ru

Неотступным чувством декабря ушедшего года было чувство горечи от того, что снова в тюрьмах и лагерях достойные люди, освободить которых мы бессильны. Это был год отчаянного ужесточения политических репрессий в стране.

Казалось невероятным применение новоиспеченной статьи 212.1 УК РФ, принятой вопреки здравому смыслу, будто не всерьез, для острастки, потому что ведь не мог же главенствующий орган законодательной власти всерьез принять настолько антиконституционную статью! Но вот, взяли под стражу Ильдара Дадина на глазах у всех — за взвешенное, спокойное, ничем не нарушающие ни одного закона выражение гражданской позиции, да, собственно — за подчеркнуто мирный протест против нарушений закона и Конституции. Продемонстрировали, что сколь угодно противозаконный закон будет действовать у нас теперь ради осуществления политических репрессий. Три года лишения свободы — за три одиночных пикета! Это уже наглядный возврат к репрессиям советского тоталитарного режима.

Приговорен и арестован в зале суда Иван Непомнящих — а ведь до последней минуты мы надеялись, что не дадут реального срока этому вдумчивому, глубоко интеллигентному и внутренне стойкому молодому человеку. И уж совсем неожиданно был арестован в начале декабря Дмитрий Бученков, кандидат политических наук, доцент кафедры истории медицины Университета имени Пирогова — все по тому же «болотному делу», хотя его друзья говорят, что 6 мая 2012-го его и в Москве не было…

Это — в Москве. А стоит отъехать от Москвы — там просто чудеса. В Саратове двух молодых людей судят за то, что в безлюдном месте на набережной нарисовали на плите, и без того изрисованной, красно-черный флаг, то ли корниловский, то ли оуновский — кто разберет, по расцветке флаги неотличимы. Статьи закона, запрещающей граффити, нет, так судят за «вандализм» — был бы человек, статья найдется. Следим теперь за делом Марцева и Каблова.

В Краснодаре к двум годам колонии приговорена гражданская активистка Дарья Полюдова. В Томске под самый Новый год, 30 декабря, осудили на пять (!) лет лишения свободы блогера Вадима Тюменцева — за два видеоролика в соцсетях.

Здравствуй, совок, или: ГУЛАГ возвращается…

Говорят, в виде фарса возвращаются драмы истории, однако и в советские времена власти давали много поводов для смеха абсурдностью фабрикуемых политических дел. Жертвам подобной свистопляски, впрочем, бывает не до смеха. В начале минувшего года была арестована многодетная Светлана Давыдова по обвинению в госизмене, которой не было. Комичен факт фабрикации уголовного дела о разглашении тайны об отправке военнослужащих на юго-восток Украины на фоне официальных утверждений, что «военнослужащих наших там нет»… Но каково малолетним детям, пережившим арест мамы — к счастью, непродолжительный. А если бы не резонанс? Если бы не заступничество общественности? Так бы и пришлось им расти без мамы, а двухмесячному младенцу — скитаться с ней по этапам.

Отца Михаила Ходорковского в августе вызывали на допрос по «делу» сына. Каково ему, пожилому человеку, перенесшему многолетнее заключение сына и смерть жены, снова ходить на допросы, снова переживать новое абсурдное обвинение в отношении сына, новый его арест, пусть хоть и заочный. 82-летний Борис Моисеевич Ходорвкоский – попечитель лицея-интерната в Кораллово, на нем ответственность за детей, многие из которых сироты. Но власть давно уже возвела хладнокровную безжалостность в принцип, ей нет дела ни до детей, ни до лицея, ни до перенесшего инсульт пожилого человека — ей лишь бы политические дела фабриковать.

Невероятно жестоким был приговор режиссеру Олегу Сенцову. 20 лет колонии строгого режима — это уже из времен репрессий позднего сталинизма. Хочется надеяться, что Сенцов и половины этого срока не отбудет, но в безнадежной нашей стране все возможно. Пусть только не утихают голоса со всего мира в защиту Сенцова и его подельников…

Не стоит забывать, что политзаключенные находятся в тисках все той же чудовищной система ГУФСИНа-ГУЛАГа, практически не претерпевшей перемен к лучшему. Все усилия реформировать нашу пенитенциарную систему сведены на нет. В минувшем году прошел первое чтение в Госдуме так называемый закон садистов, расширяющий возможности жестокого избиения заключенных представителями лагерной администрации. Заключенных, впрочем, и без того пытают и бьют, из разных концов страны доходят до правозащитников вести об избиении заключенных до смерти. А в 2015 году минимум в трех городах страны заключенные получили дополнительные сроки за то, что пожаловались на жестокие избиения, их осудили за «ложный донос». Это дело Сергея Хмелева в Саратове, дело Решетова в Мордовии и дело Селиверстова в Оренбурге. ГУЛАГ узаконивает право на произвол и полное попрание прав человека в своей системе.

Минувший год был и годом продолжения череды политических убийств, самым шокирующим их которых стало демонстративное убийство Бориса Немцова у стен Кремля. Власть будто бы во всеуслышание заявила, что она убивала и будет убивать.

Попытка убийства журналиста Владимира Кара-Мурзы младшего, к счастью, сорвалась, человек выжил. Однако же чего это стоило после смертельного отравления!

Минувший год был годом войны. Первая его половина обильно сеяла смерть на юго-востоке Украины, а осенью началось дикое, ничем не оправданное вторжение российской военной авиации в Сирию. И если еще не идет густым потоком груз-200 в российские города и веси из этого очередного объекта «интернациональной помощи», то груз мы несем куда более страшный при вести о гибели стариков и детей от наших бомб, груз совести нашей, тяжесть которого уже невозможно охватить.

На этом фоне запреты россиянам на поездки в Турцию и Египет смотрятся пустяком, хоть и не устаешь удивляться логике властей: ну, сбили турки военный самолет — а граждане РФ при чем? За что их наказывать невозможностью поехать в Турцию? Зачем закрывать научный российско-турецкий центр? Зачем высылать в массовом порядке простых турецких граждан, ни малейшего отношения к гибели самолета не имеющих?

Разгромили украинскую библиотеку в Москве. Директор библиотеки Наталья Шарина до сих пор находится под домашним арестом, и чем обернется это очередное нелепое политическое дело для ни в чем не виновной женщины — кто знает?..

Минувший год был и годом целенаправленного уничтожения правозащитных и экологических организаций. Он был и годом абсурдных судебных решений относительно экстремистской направленности самых разнообразных текстов, в том числе и древних, никогда в истории не воспринимавшихся в качестве противоправных. Все это похоже на какую-то вакханалию мракобесия и абсурда недоучки-власти, не знающей, за что в своей репрессивной политике ей хвататься.

То, насколько Конституция в стране попрана и растоптана, наглядно продемонстрировал День Конституции-2015, когда разгорячившийся ОМОН задержал на улице Москвы Георгия Сатарова, одного из авторов текста Конституции. Ольга Мазурова была задержана в тот день за то, что держала в руках Конституцию, и позже была приговорена к 15 тысячам штрафа за это «деяние».

Не уставали удивлять весь год чудовищные контрасты нашей действительности. С одной стороны — дело Васильевой, потрясшее небывалым государственным гуманизмом относительно хищения государственных средств небывалых размеров. С другой — смерть в отделе полиции Санкт-Петербурга 81-летней блокадницы, доставленной туда за кражу масла в магазине, которой, как оказалось, и не было. Или вот: сын генпрокурора Чайки открывает гостиницу в Греции за 25 миллионов евро, а в Воронежской области в очередной раз сгорают в пожаре беспомощные престарелые в доме-интернате по причине, ставшей уже привычной. «Массовая гибель социально незащищенных людей каждый раз происходит по одним и тем же причинам — недостаточное финансирование, обветшавшие здания, малочисленность персонала, особенно в ночные дежурства…». Это из официального заявления высокопоставленного чиновника, прозвучавшее — и растворившееся в небытии. Потому что нет никакого дела до тех стариков разжиревшей до неприличия элите, хоть даже малой толики их бестолково-избыточной роскоши хватило бы на починку тех обветшавших домов-интернатов по всей стране. Лицемерно провозглашающие себя религиозными людьми — они такое вытворяли в минувшем году с так называемой реформой в области медицины, что впору усомниться: а результат ли это бездарности руководства? А не умышленное это убийство социально незащищенного населения — чтобы расходы на пособия и пенсии сократить? Не для этого ли резко сокращают медперсонал в медицинских госучреждениях, ограничивают закупки импортных лекарств, приостанавливают разработку вакцин против смертельных болезней?

Картина из повседневности: 14 декабря у входа поликлинику в Пскове скончался пенсионер, с ночи занявший очередь к врачу... Или вот: В Москве из-за отсутствия необходимых лекарств совершают самоубийство больные раком профессор-кардиолог, ученый-ядерщик — а в ответ Роскомнадзор запрещает СМИ говорить о причинах самоубийств…

В неблагополучной стране, где сходит с ума начальство, заголовки новостей пестрили весь год сообщениями о трагедиях: в армянском Гюмри российский солдат расстрелял непонятно за что простую многодетную семью… Замглавы управления ЦБ в Благовещенске застрелил трех своих коллег… В Москве сгорела библиотека ИНИОН… Пожар в Казани в торговом центре унес жизни… В Омске обрушились казармы ВДВ…

Но удивительно ли, что все рушится и горит, когда законодательная власть, вместо того чтобы выводить страну из кризиса, принимает закон о нежелательных иностранных организациях, признает необязательным исполнение решений ЕСПЧ, засекречивает информацию о погибших военных в мирное время, отменяет приоритет международного права, разрешает главам госкомпаний не публиковать данные о доходах… Или… показательно уничтожает тоннами качественные продукты на глазах у полуголодного населения. Ну и под занавес — издает закон, разрешающий ФСБ открывать огонь «при значительном скоплении граждан» по женщинам и детям.

В Санкт-Петербурге от полицейского произвола погиб 5-месячный Умарали Назаров — и никто за эту смерть не понес ответственности.

Завершающим аккордом трагедий 2015 года в стране стала гибель совсем юного Влада Колесникова в Самарской области.

Не сгущающийся ли мрак — итог 2015 года?

Однако Нобелевская премия Светлане Алексиевич — это ведь о том, что голос человечности может быть услышан и найти отзвук. Трагедия вПарижеотозвалась в ноябре горами цветов у посольства Франции в Москве — и нужно было ведь видеть лица людей, шедших в тот день с цветами... Море вдумчивых, настоящих лиц — не чудо ли, что такое можно увидеть в Москве? А ведь именно это мы видели 1 марта, и это были лица людей, пришедших почтить память Бориса Немцова. А еще есть теперь Немцов мост, и люди, в любую погоду дежурящие на мосту, и те, кто несет цветы, и останавливается, и не проходит мимо… Россия жива!

Людей сажают — а они остаются свободными. Ильдар Дадин во всеуслышание обличает систему в суде, а затем уходит в тюрьму с бодрой улыбкой, с сияющими глазами. Иван Непомнящих молчаливо обличает неправый суд чувством своей правоты — и тоже уходит в тюрьму ничуть не сломленный, с улыбкой благодарности тем, кто пришел его поддержать. С улыбкой, почти смеясь произносит последнее слово Дарья Полюдова. Образец непреклонной силы духа демонстрирует в суде Олег Сенцов.

Эти люди есть. С пониманием этого уходит сомнение в том, что Россия все-таки будет свободной. Нужно просто не утрачивать внутренней свободы самим — и зажигать свечу там, где сгущается мрак…

Графика Михаила Златковского/zlatkovsky.ru















  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.