Хозяева страны
16 июня 2019 г.
Президент подписал закон. Наутро пришел донос

ТАСС

25 мая, на следующий день после подписания президентом Путиным закона о «нежелательных иностранных организациях», депутат от партии ЛДПР Виталий Золочевский предложил первых «кандидатов» на получение этого статуса. Он потребовал от Прокуратуры проверить четыре организации: «Трансперенси интернешнл — Россия», Московский центр Карнеги, «Международный мемориал» и Human Right Watch. Согласно тексту закона, предложенного депутатами Александром Тарнавским и Антоном Ищенко, «нежелательными» могут быть признаны организации, деятельность которых угрожает «конституционному строю, обороноспособности и безопасности государства». Структура, получившая такой статус, не может открывать отделения в России и осуществлять свои программы. Специально для «Ежедневного журнала» ситуацию комментирует член Совета правозащитной организации «Мемориал»
Александр ЧЕРКАСОВ:

Речь пока не идёт о попадании в список, это пока ещё только запрос, то есть донос, который написали на нас и ещё на три организации. Что будет означать попадание в этот список, пока никто не знает, потому что у этого закона нет никакой правоприменительной практики. Пока что можно говорить только о самом законе, очень сильном, так как он не имеет никакого отношения к праву.

Он мог бы иметь отношение к этнографии примитивных народов, например, Средневековой Европы или дебрей тропической Африки прошлого века. Потому что работает он следующим образом. Берётся некто, и его проклинают, то есть объявляют «нежелательным». Что это означает, почему он нежелательный – юридического смысла в этом столько же, сколько и в проклятьях, это не правовое понятие. В Уголовном кодексе есть масса разных статей, но такой статьи нет, она совершенно «каучуковая» и натягивается на всё, что угодно. Причём делает это не совет племени, а колдун или шаман, в произвольном порядке – это административное решение, которое не может быть обжаловано. Почему? Дело в том, что с проклятым, то есть с попавшим в список «нежелательных», запрещено общаться. Суд не примет от него корреспонденцию, если «нежелательный» попытается обжаловать собственное включение в эту категорию.

ТАСС

Причём санкции будут накладываться не на самого «нежелательного», а на тех, кто с ним общается. То есть в племени объявляется бойкот этому человеку, а те, кто с ним взаимодействуют, подлежат побиванию камнями и съедению в случае повторного общения. Но они также не могут обжаловать это решение, так как, говоря юридическим языком, не являются «надлежащими истцами». Если кто-то из подвергшихся таким санкциям пожалуется на это, то ему скажут: «А причём тут вы? В список-то включены другие». Неправовой характер понятия «нежелательные» и абсурдный запрет на обжалование в суде административного решения демонстрируют, что этот закон не является частью правовой системы России. На самом деле он её ещё раз опровергает, как делал это ранее закон об «иностранных агентах», также основанный на неправовых понятиях. 












  • Леонид Гозман: Мне неинтересны эти люди и мне неинтересны их отношения между собой, потому что от того, что кто-то выйдет из ближнего круга, а кто-то войдёт, в нашей жизни ничего не изменится. 

  • «Ведомости»: Это все-таки немного забава, потому что главный вопрос – кто принимает решения и кто присутствует при их принятии.

  • storm100: Возможный ответ на вопрос, кому и зачем нужны доклады о новом «Политбюро», может сводиться к тому, что других докладов просто не имеется. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Политбюро 2.0 или слабое самодержавие?
6 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Ученые люди, а также всевозможные шарлатаны упорно продолжают поиски российского философского камня, способного любое дерьмо превратить в золото. Они пытаются найти ключ к системе принятия решений властителем страны Путиным В.В. Очередной такой попыткой является доклад «Минченко Консалтинг» про состояние российских элит под названием «Политбюро 2.0 и антиистеблишментная волна». «Политбюро 2.0» авторы называют некий «ближний круг» Путина, считая его самым влиятельным неформальным политическим институтом в России.
Прямая речь
6 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Мне неинтересны эти люди и мне неинтересны их отношения между собой, потому что от того, что кто-то выйдет из ближнего круга, а кто-то войдёт, в нашей жизни ничего не изменится. 
В СМИ
6 ИЮНЯ 2019
«Ведомости»: Это все-таки немного забава, потому что главный вопрос – кто принимает решения и кто присутствует при их принятии.
В блогах
6 ИЮНЯ 2019
storm100: Возможный ответ на вопрос, кому и зачем нужны доклады о новом «Политбюро», может сводиться к тому, что других докладов просто не имеется. 
Кремль гадает на рейтингах и верит старцам
31 МАЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Честно говоря, мы ждем какого-то анализа от специалистов, как коррелируют эти данные: как может падать доверие и при этом расти электоральный рейтинг», — в словах путинского пресс-секретаря Дмитрия Пескова отчетливо слышались недоумение и обида на социологов ВЦИОМ, которые 24.05.2019 обнародовали данные опроса, согласно которым рейтинг доверия у Путина 31,7% а одобряют его же деятельность 65,8%. «Это сложный анализ, — догадался Песков, — поэтому мы надеемся, что со временем он появится». Анализов, причем сложных, Кремль ждет от начальника ВЦИОМа Валерия Федорова, который требуемый «анализ» уже сдал. 
Прямая речь
31 МАЯ 2019
Андрей Колесников: Следить за рейтингами Путина важно, потому что это, по сути, не лично его показатели, а рейтинг одобрения власти как таковой, которая в Путине персонифицируется. 
В СМИ
31 МАЯ 2019
"Эхо Москвы": Путин и Илия встречались несколько раз, — подтвердил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он добавил, что такие встречи нерегулярны.
В блогах
31 МАЯ 2019
Кирилл Шулика: Причем, эта самая элита не притворяется, она действительно в это верит. В мистику, бесов и то, что старец Илия их изгоняет.
И пораженье от победы он уж не может отличать
16 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Теплый сочинский воздух сыграл, похоже, злую шутку с главным начальником страны. На следующий день после бесплодных переговоров с госсекретарем США Майком Помпео Путин, встречаясь уже с австрийским президентом, победно заявил, что доклад американского спецпрокурора Мюллера «констатировал, что не было никакого сговора между Россией и действующей администрацией, не было, еще раз повторю, никакого вмешательства в выборы». На самом деле этот доклад зафиксировал нечто противоположное: десятки попыток российского вмешательства в выборы главы США. Президент, очевидно, поверил в дезинформацию, представленную его конфидентами.
Прямая речь
16 МАЯ 2019
Сергей Цыпляев: ВПК редко соотносит свои запросы с реальными возможностями страны.