В оппозиции
25 марта 2019 г.
Мосгорстыд

Около Московского городского суда стоит статуя, на которой изображены два быка, упершиеся друг в друга рогами. Под статуей подпись: «Правда – побеждает». Животные вылеплены старательно, и анатомическая правда в скульптуре есть: издалека видно, что бьются быки, а не коровы. Однако то, что происходило в Мосгорсуде 13.05.2015, походило не на схватку быков, а, скорее, напоминало коровью жвачку, пережёвывающуюся столь же медленно, равнодушно и тупо. Правды в этом процессе не было совсем.
В этот день слушалась апелляция журналиста Александра Рыклина и правозащитника Сергея Шарова-Делоне на приговор об аресте на 10 суток за то, что они 6 мая молча стояли в одиночных пикетах на Болотной площади.

Суд должен был состояться в 12.00. Узников совести —Рыклину и Шарову-Делоне Amnesty International в эти дни присвоила это звание — привезли в 12.30. В третьем часу наконец оба заключенных, приставы и мы, группа поддержки, оказались в зале судебных заседаний, в который быстрым шагом вошел довольно молодой мужчина в судебной мантии.
— А где главные действующие лица? — поинтересовался судья.
— Это мы! — хором откликнулись Рыклин и Шаров-Делоне. Поскольку судья стал внимательно всматриваться в лица узников, Рыклин спросил: «А что, у вас есть сомнения?» На что судья заявил, что сомнения у него есть, поскольку ни Рыклин, ни Шаров-Делоне совершенно не похожи на гражданку Терехину (Ольга Терехина была арестована одновременно с Рыклиным и Шаровым-Делоне и приговорена к 15 суткам ареста, так что путаница могла для кого-то из них плохо кончиться).
Рыклин посмотрел на Шарова-Делоне, тот посмотрел на Рыклина, но признаков гражданки Терехиной так ни в ком и не обнаружили. В итоге вся компания, узники, адвокат, приставы, полицейские и мы, группа поддержки, пошли бродить по бесконечным коридорам Мосгорсуда в поисках места, где кто-нибудь сможет наконец рассмотреть нашу апелляцию. Журналист Рыклин все это время весьма живо рассказывал о тюремном быте и о своих новых знакомых из числа сокамерников. Судя по всему, за время, проведенное в камере, журналист Рыклин узнал много интересного и, в частности, пополнил свой словарь. Больше всего ему понравился термин «объебон». Так, оказывается, называется бумага, на основании которой человека держат за решеткой. Так что с нетерпением ждем новых публикаций журналиста Рыклина после выхода из заключения. Возможно, он как главный редактор «ЕЖа» приведет на страницы журнала и новых авторов, и Виктору Шендеровичу с Георгием Сатаровым придется потесниться…



Тем временем поиски места, где нас должны были судить, вроде бы увенчались успехом, но выяснилась новая беда: администрация узилища, отправляя сидельцев в суд, забыла дать их конвоирам паспорта, без предъявления которых в суде процесс вроде бы не может состояться. За паспортами послали… В начале пятого, то есть через четыре с лишним часа после назначенного времени, мы вновь зашли в зал суда. 
Молодой человек, который сказал, что он судья Мисюра, объяснил, что он будет рассматривать нашу апелляцию. И тут состоялся диалог, который не снился никакому Кафке.
— Паспорт есть? — строго спросил судья Мисюра журналиста Рыклина.
— Нет! — радостно воскликнул журналист Рыклин. Дело в том, что приставы, посланные за паспортами сидельцев, так и не вернулись, а, возможно, никуда и не уезжали. 
— А какие-нибудь иные документы, подтверждающие личность, у вас есть? — продолжил свои попытки соблюсти приличия судья Мисюра.
— Нет, никаких документов у меня нет! — продолжал глумиться над правосудием журналист Рыклин.
— Тогда приступим, — строго сказал судья Мисюра.



То есть если бы у журналиста Рыклина обнаружился паспорт или какая-либо иная бумажка, подтверждающая, что он — это он, то рассматривать дело было бы никак нельзя, а поскольку документов нет, и личность не установлена, то самый раз рассмотреть.
Потом журналисту Рыклину было предложено выступить, что он и сделал. В своем выступлении журналист Рыклин объяснил, что молча стоял на одиночном пикете, никого не организовывал, о чем свидетельствует видеоматериал, который судья Мисюра приобщил к делу и обещал просмотреть. Еще журналист Рыклин рассказал, как ребят – полицейских, сержантов, их начальник, майор, заставлял писать лживые рапорты, как он диктовал им ложь про то, что журналист Рыклин и правозащитник Шаров-Делоне кричали «Смерть фашизму!» и организовывали скандирование этого возмутительного в преддверии 70-й годовщины Победы лозунга окружающими. Еще журналист Рыклин сказал, что несмотря ни на что продолжает верить, что суд в России может быть независимым от исполнительной власти. В этот момент судья Мисюра посмотрел на журналиста Рыклина, и взгляд у него был весьма странный.
После чего судья Мисюра долго смотрел видео, из которого ясно следовало, что и журналист Рыклин, и правозащитник Шаров-Делоне стояли молча в одиночных пикетах, никого ни на что не организовывали, а когда полиция стала их задерживать, без малейшего сопротивления так же молча пошли в машину. 
После чего судья Мисюра ушел совещаться со своей судейской совестью, а когда вышел, то зачитал приговор. Суть приговора в том, что судья Мисюра выяснил, что все, написанное сержантами под диктовку полицейского майора, — правда. А слова журналиста Рыклина и подтверждающее их видео, — ложь и монтаж. Поэтому в иске об отмене приговора — отказать.
— Вам понятен приговор? — спросил журналиста Рыклина судья Масюра.
— Да, Ваша честь. Непонятно лишь то, зачем вы так безобразно обращаетесь со своей бессмертной душой, — ответил журналист Рыклин.
Впрочем, ответ журналиста Рыклина застал судью Мисюру уже на полдороге к выходу, поскольку рабочий день Мосгорсуда уже заканчивался.
А возможно, судья Мисюра просто не понял, о чем ему сказал журналист Рыклин. Возможно, у судьи Мисюры и души-то никакой никогда не было, а если и была, то он ею никогда не пользовался. И в этой связи мне показалось, что вместо вопроса о бессмертной душе было бы намного актуальнее напомнить судье Мисюре о неизбежности люстрации, а также об уголовной ответственности за вынесение заведомо неправосудного приговора, что влечет за собой срок от 4 до 10 лет. Впрочем, судья Мисюра — человек молодой и крепкий, он обязательно доживет до собственной люстрации и до своего суда.



Фотографии автора














  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.