Хозяева страны
08 декабря 2019 г.
Васильева может не отделаться условным сроком
30 АПРЕЛЯ 2015, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Похоже, громкое дело «Оборонсервиса», послужившее причиной отставки экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, становится ареной борьбы силовых структур. Одни настроены спустить дело на тормозах и отпустить фигурантов с большими, но условными сроками. Другие добиваются примерного наказания  бывшего начальника департамента имущественных отношений Минобороны (ДИО) Евгении Васильевой. Как удалось выяснить газете «Коммерсант», в отношении нее было возбуждено новое уголовное дело по факту продажи по заниженным ценам сельскохозяйственного предприятия ОАО «Ленинградское», расположенного в Краснодарском крае.

По данным газеты, до мая 2009 года «Ленинградское», располагавшее 4,8 тысяч га посевных площадей и 2,2 тысяч голов скота, имело статус федерального государственного унитарного сельскохозяйственного предприятия Северо-Кавказского военного округа. Затем его акционировали, включив в военный холдинг «Агропром». Потом сельскохозяйственный актив Минобороны был признан непрофильным и с разрешения экс-министра обороны Анатолия Сердюкова реализован. Сделку подготовила и провела Васильева при участии других подсудимых по первому делу «Оборонсервиса». Причем ОАО было продано по заниженной цене - ущерб превысил 1,2 млрд рублей. Прокуроры передали материалы в главное военное следственное управление СКР, которое возбудило уголовное дело по статье «Мошенничество в особо крупном размере».

Таким образом, даже если Пресненский суд, в котором заканчивается рассмотрение первого уголовного дела в отношении Евгении Васильевой, приговорит обвиняемых к условным срокам, как того требует прокуратура, избежать реального заключения фигурантам дела будет не так-то и просто. Ситуацию «Ежедневному журналу» комментирует Александр Гольц:

Это отражение того, что в верхах продолжается борьба вокруг «дела Васильевой» и как относятся к Анатолию Ивановичу Сердюкову и его наследию. Более-менее очевидно, что весь этот процесс не имеет ровным счётом никакого отношения к борьбе с коррупцией, поскольку и Васильева, и её шеф вели обычную жизнь, характерную для путинской элиты. Ничего чрезмерного они не совершали. Кроме того, характер обвинений, строящихся на том, что какая-то собственность была продана дешевле, чем могла быть продана – это, конечно же, самое зыбкое, что только можно себе представить. Потому что при доказывании вины в этом случае надо учитывать гигантское количество разных факторов: рыночную ситуацию в данный конкретный момент, экономическое положение в стране и так далее. Понятно, что в таких условиях эксперт может прийти к любому необходимому выводу в соответствии с желаниями того, кто заказал ему экспертизу.

По-видимому, сейчас в схватке сошлись два бюрократических клана. Один хочет безусловного осуждения Васильевой, чтобы тем самым окончательно вбить гвоздь в крышку гроба сердюковских реформ. А другой считает, что допустить этого никак нельзя. И поэтому несчастные судейские, получающие разные звонки из разных «башен Кремля», страшно мучаются необходимостью какого-то выбора между противоречащими руководящими указаниями. С этим и связано безумное решение, предложенное прокуратурой: 8 лет за хищение в особо крупном размере, но условно. Объяснить это чем-либо, кроме борьбой в верхах, невозможно.

Но очевидно, что тот клан, который не удовлетворён таким приговором, которому нужно, если называть вещи своими именами, иметь заложника, немедленно начинает второе, третье, четвёртое дело.







Фото
Антона Новодережкина/ТАСС













  • Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.

  • Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 

  • Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Безумие и абсурдность российской жизни стали трендом
3 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник президент Путин подписал два законопроекта, которые уже вполне заслуженно маркируются определением «пресловутые» — про них говорят и пишут долгие месяцы. В первом случае речь идет о законе, позволяющем на фактически любого гражданина России повесить табличку с надписью «иностранный агент», а второй — обязывает продавцов на все технические средства, продаваемые на территории России, устанавливать программное обеспечение отечественного производства. На первый взгляд между этими законодательными нововведениями нет ничего общего. Но это только на первый взгляд. Пойдем по порядку. Закон об инагентах-физлицах носит откровенно репрессивный запретительный характер.
Прямая речь
3 ДЕКАБРЯ 2019
Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.
В СМИ
3 ДЕКАБРЯ 2019
Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 
В блогах
3 ДЕКАБРЯ 2019
Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.  
Отмыть от крови гимнастерку НКВД
2 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Исполняющий обязанности районного прокурора в Твери выступил с судьбоносной инициативой — предложил демонтировать мемориальные доски, установленные 30 лет назад на здании местного мединститута. В 30-х годах прошлого века в здании располагалось областное управление НКВД со своей внутренней тюрьмой. Там, согласно показаниям бывшего начальника этого управления, которые он дал в 1991-м следователям Главной военной прокуратуры, расстреливали людей, как советских граждан, так и пленных поляков. Но теперь прокурорские выяснили: оказывается, эти признания не подтверждаются данными, которые тогда же, в начале 1990-х, были представлены Федеральной службой контрразведки, предшественницей ФСБ.
Прямая речь
2 ДЕКАБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Это частично идущая «сверху», а частично «снизу» ревизия всей исторической дискуссии в России последних 30 лет.
В СМИ
2 ДЕКАБРЯ 2019
"Ведомости": Попытки так или иначе избавиться от мемориалов памяти жертв репрессий куда лучше торжественных речей иллюстрируют историческую политику «на местах».
В блогах
2 ДЕКАБРЯ 2019
Ян Рачинский: Тверской прокурор имеет шансы войти в историю. Он решил проверить, соответствует ли размещение мемориальных досок на фасаде медицинского университета принятым много позже правилам.
Доцентов проверят психиатры. А кто проверит депутатов?
29 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Депутат Госдумы устроен просто. Все его поведение и внутренний мир описывается классической схемой: стимул-реакция. Увидел рост протестной активности – принял закон о гражданах-иноагентах. Ну, или запретил что-нибудь еще в интернете. Лучше и то, и другое. А тут вот доцент Соколов убил и расчленил свою любовницу, которая к тому же была ранее его аспиранткой. Общественность взволнована, пытается кивать на Военно-историческое общество, в котором доцент Соколов состоял. А там начальником министр культуры РФ Мединский, кстати, приятель доцента Соколова. Одним словом, публика явно не туда гневается. Нужные люди из числа пригожинских пытались направить публичный гнев в нужное русло.
Прямая речь
29 НОЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Надо заодно всех учителей школы проверять на психическое состояние. И, кстати, всех депутатов Государственной думы и сенаторов. Потому что их работа не менее важна...