Цензура
08 декабря 2019 г.
Поборники морали дошли до абсурда
28 АПРЕЛЯ 2015, ЛЕОНИД МОЙЖЕС



Патриотический подъём, охвативший страну в преддверии 70-летия победы в Великой Отечественной войне, проявился самым причудливым образом – с полок ряда крупнейших московских книжных магазинов исчез комикс Арта Шпигельмана «Маус». В настоящий момент его нет в сети «Республика», Московском доме книги, а также в магазине «Москва». Соответствующее решение было принято непосредственно руководством магазинов из-за того, что на обложке «Мауса» изображена свастика, степень оскорбительности которой растёт день ото дня. Ирония ситуации заключается в том, что книга Шпигельмана рассказывает историю пережившего Холокост отца автора по имени Владек, представители разных народов изображены в виде различных животных: евреи – мыши, немцы – кошки, французы – лягушки и так далее. Выход этого комикса и получение им в 1992 году Пулитцеровской премии стали заметными вехами в длительном процессе наделения самого жанра комиксов статусом «серьёзного искусства», а сама книга Шпигельмана является на данный момент обязательным чтением в немецких школах как своеобразная «прививка», а также способ описать, чем именно был Холокост.

Сам факт того, что многочисленные работники книжных магазинов не знали или не пожелали вспомнить всю эту информацию, не удивителен. Проблематика Холокоста в России всегда оставалось на втором плане по отношению к общей трагедии всех советских народов, заплативших за победу миллионами жизней, да и комиксы у нас даже не начинали путь к признанию, который они по большому счёту уже прошли на Западе. С практической точки зрения, исчезновения «Мауса» из ряда магазинов тоже не должно служить поводом для паники: скорее всего, после окончания праздничных мероприятий он снова будет доступен в продаже, да и сейчас его можно купить, например, в магазине «Чук и Гик». Но всё это никак не исправит другую, гораздо более серьёзную проблему — чудовищную мифологизацию современного российского культурного пространства, тотальную замену понимания символами.

Максим Блант

За что, собственно, по всему миру так яро не любят фашистов? За жестокость, возведённую на государственный уровень, за несправедливую судебную систему, обрекающую тысячу людей на попадание внутрь чудовищного репрессивного аппарата без какой-либо возможности оправдаться, за откровенное признание того, что преступления могут быть оправданы высшими интересами какой-то абстрактной группы людей, которую поднимает на знамя власть. Ответов может быть очень много, но объединяет их одно: фашистов ненавидят за то, что они делали, а не за то, во что они одевались и что рисовали на знамёнах. Визуальная эстетика всегда лишь отсылает к этим действиям, с чем и могут быть связаны запреты на её использование. Нормальный человек борется не со скрещенными определённым образом палочками, а с ненавистью, нетерпимостью или вмешательством государства в те сферы, где и духу его быть не должно.

В России же на наших глазах произошла шизофреническая подмена, в результате которой символ, картинка или пластмассовый солдатик стали врагами сами по себе, а реальные преступления, которые оформленная с помощью этого символа книжка пытается описать и предотвратить в будущем, отходят на второй план. И готовность людей, профессионально торгующих книгами, без малейшей административной команды принять такие правила игры как объективную данность, пугает, потому что наводит на мысль, что с годами это общественное расстройство будет не проходить, а только укореняться.


1. Иллюстрация - Арт Шпигельман "Маус". Перевод с английского Василий Шевченко.
Издательство CORPUS
, Москва, 2013 год
2. Фотография Максима Бланта

















  • Кирилл Мартынов: Можно ли играть по правилам людей, которые привлекают людей к уголовной ответственности за слова, и продолжать говорить, что мы делаем современное гуманитарное образование?

  • НОВАЯ ГАЗЕТА: По заявлению подсудимого, обыск проводился в сговоре с экспертом ФСБ Александром Коршиковым, поэтому оперативники уже заранее знали, что изымать.

  • Юлия Галямина: Вдумайтесь в абсурд того, что сейчас происходит: человека, который последовательно призывает к мирному протесту пытаются судить за призывы к насилию.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Вышка — не место для мысли. Впрочем, как и вся Россия
4 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дело Егора Жукова имеет некоторые шансы стать таким же знаковым, какими в свое время стали дело Дрейфуса во Франции и дело Бейлиса в России. Разница в том, что тогда французская и российская общественность почувствовали угрозу, исходящую от нарастающего антисемитизма, смогли дать бой и, в конечном счете, эти локальные битвы выиграли. В случае с делом Егора Жукова шансов на торжество справедливости немного, и о причинах этого скажу чуть позже. Сначала о том, почему дело Егора Жукова выделяется даже на фоне общего судебного беспредела большого «московского дела», частью которого оно является. В Егора Жукова силовая обслуга режима вцепилась мертвой хваткой.
Прямая речь
4 ДЕКАБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Можно ли играть по правилам людей, которые привлекают людей к уголовной ответственности за слова, и продолжать говорить, что мы делаем современное гуманитарное образование?
В СМИ
4 ДЕКАБРЯ 2019
НОВАЯ ГАЗЕТА: По заявлению подсудимого, обыск проводился в сговоре с экспертом ФСБ Александром Коршиковым, поэтому оперативники уже заранее знали, что изымать.
В блогах
4 ДЕКАБРЯ 2019
Юлия Галямина: Вдумайтесь в абсурд того, что сейчас происходит: человека, который последовательно призывает к мирному протесту пытаются судить за призывы к насилию.
Про поэта Орлушу и «концентрацию протестных мыслей»
20 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Если в стране разворачивается кампания по поиску врагов народа, то непременно появляются профессиональные герои-разоблачители, которые обязательно обнаружат, что аккурат под их домом враги копают тоннель из Бомбея в Лондон. Создав в Госдуме комиссию по расследованию иностранного вмешательства во внутренние дела РФ, депутаты запустили процесс, логика которого неизбежно должна была привести к обнаружению такого тоннеля. И он был обнаружен. В ходе расследования «иностранного вмешательства» депутаты пришли к выводу, что в ряде регионов России действуют финансируемые из-за рубежа лагеря, в которых проходят обучение организаторы протестных акций.
Прямая речь
20 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Идиотизм этой инициативы заложен в ней с самого начала, и ничем, кроме фарса, работа такой комиссии не обернётся и обернуться не может...
В СМИ
20 НОЯБРЯ 2019
NEWSru.com: Госдума нашла в России иностранные "лагеря", где учат протестовать
В блогах
20 НОЯБРЯ 2019
Лев Рубинштейн: "Большой фразеологический словарь клоачной политической мысли 2000-х годов" ждет своих составителей и издателей. Ну, и читателей, само собой - чтение скучным не будет, это точно.
В физические лица инагентов будут плевать на улицах
14 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В ближайшее время Госдума, судя по всему, примет поправки в закон об «инагентах», которые неожиданными назвать уже сложно, но обескураживающими все еще, пожалуй, уместно. Итак, согласно нововведениям, которые в минувшую среду одобрил Комитет нижней палаты по информационной политике, по инициативе Минюста и МИДа в списки «инагентов» можно будет вносить не только организации, замаравшие себя позорным сотрудничеством с иностранными государствами, но и «физических лиц» из плоти и крови, провинившихся в том же преступлении. 
Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2019
Алексей Макаркин: В России слово «агент» – синоним слова «шпион». У нас есть свой лексикон, фиксирующий оттенки смыслов в этой области...