Путин и общество
23 ноября 2019 г.
Владимир Путин обозначил главные угрозы своей власти
21 НОЯБРЯ 2014, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

kremlin.ru

В минувший четверг в Кремле на заседании Совбеза РФ президент России одобрил проект «стратегии противодействия экстремизму». Из выступления главы российского государства очевидно, что, с его точки зрения, основную опасность для действующего режима представляет «импорт цветных революций». В ходе обсуждения Владимир Путин, в том числе, заявил: «Сегодняшний экстремизм имеет вполне объяснимую природу, террористы не появляются на ровном месте, у них есть спонсоры, есть направляющая рука. Те, кто специально создает все условия для дестабилизации... Мы видим, к каким трагическим последствиям привела волна так называемых цветных революций, какие потрясения испытали и испытывают народы стран, которые прошли через безответственные эксперименты подспудного, а иногда и грубого, как у нас говорят, «ломового» внешнего вмешательства в их жизнь. Для нас это урок и предупреждение, и мы обязаны сделать все необходимое, чтобы подобное никогда не случилось в России... Россия сегодня оказалась в непростой ситуации, нам постоянно подбрасывают проблемы со стороны, хотя и своих хватает с лихвой. И как бы ни говорили сегодня о сплочении нации, в России хватает тех, кто ищет повод для новых конфликтов…»

Прокомментировать итоги вчерашнего заседания Совбеза РФ, ответить на вопрос, что для гражданского общества России, для оппозиции означает принятие данной стратегии, кого имел в виду Путин, говоря о «тех в России, кто ищет новых конфликтов», мы попросили политолога, заместителя директора Центра политических технологий Алексея МАКАРКИНА.

Российская власть сейчас находится перед несколькими выборами. Первый — как далеко заходить в противостоянии с Западом и с Украиной и где пролегает предел возможных рисков. Причём речь идёт не о противостоянии ради противостояния, а о конкретных вещах. Например, о необходимости договориться о коммуникациях с Крымом. Наступает зима со всеми вытекающими последствиями, переправа через Керченский пролив закрыта, и есть вопрос, как транспортировать грузы и людей. С другой стороны, Запад провёл «красную черту» в ситуации на юго-востоке: сейчас санкции не ужесточат, но наступление в сторону Мариуполя повлечёт их заметное усиление.

Вторая проблема — экономика. Есть группа экономистов, которая предлагает вернуться к модифицированной советской модели, взять некоторые элементы мобилизационной экономики и резко ужесточить контроль над частным бизнесом. Государственным компаниям, в первую очередь «Роснефти», уже оказана значительная поддержка, и это можно довести до конца, добившись того, чтобы все ключевые отрасли находились под государственным контролем.

Есть экономисты, которые предлагают вспомнить Китай и площадь Тяньаньмэнь. Тогда после крайне жестокого разгона оппозиции были введены международные санкции, и Китай сделал выбор не в пользу возвращения к логике культурной революции, а, наоборот, взял курс на рыночную экономику, привлечение инвесторов и создание свободных экономических зон. И это привело к известным результатам.

Третий вопрос, который имеет прямое отношение к Совбезу: что делать внутри страны? Одна точка зрения гласит, что надо ещё больше ужесточить надзор и вводить некоторые элементы мобилизации общества по модели военного времени. Понятно, что речь не идёт о комендантском часе или чрезвычайном положении, но предлагается действовать с пониманием того, чтоÀ la guerre comme à la guerre, страна делится на своих и чужих и чужие — это враги.

Альтернативная точка зрения сводится к тому, что политику экономических реформ следует продолжать, но по отношению к оппозиции надо вести себя достаточно жёстко. У силовых структур должна быть значительная роль, потому что любые реформы угрожают ростом протеста, что видно на примере медицинских преобразований. Но при этом не надо заходить слишком далеко, требуется проводить селекцию. Те, кто призывает к насильственному свержению власти, — враги. Но с теми, кто её просто критикует, не переходя некие, очень размытые, границы, можно взаимодействовать и что-то им разрешать. Признаки второго подхода мы видим в последние дни, когда вдруг Макаревич выигрывает суд у Проханова, относительно счастливо разрешается ситуация с «Эхом Москвы» и даётся шанс на выживание «Мемориалу». Это несколько иной подход, чем тот, которые был раньше. И выступление президента на Совете безопасности оставляет возможность для реализации любого варианта политики. Его можно трактовать и так, и так, но некоторые оговорки указывают, что в конечном итоге подход может носить очень разный характер в отношении разных политических сил. Власть посылает сигнал: если кто-то пойдёт на улицы с призывами, то с ним поступят максимально жёстко, но с иными могут даже пытаться наладить контакт.

Понятно, что эти три проблемы взаимосвязаны друг с другом, принятие каких-то решений в экономике означает определённые политические последствия. И Совбез отражает попытки поиска ответов на эти вопросы.

Когда окончательный выбор будет сделан, никто, конечно, не будет прямо об этом говорить и вносить в Думу соответствующий закон. Это будет понятно по конкретным действиям. В случае с Украиной индикатор ясен: продвигается ли Россия дальше или останавливается и начинает сложные переговоры. По поводу экономики ходят слухи, что какие-то решения могут быть озвучены уже в декабрьском послании президента. Тут как раз можно ожидать каких-то конкретных распоряжений и законопроектов. Но с экономикой всё непросто, потому что, даже если решить, что мы сейчас быстро приступаем к реформам, это может столкнуться с различными рисками. Насколько к этому готова существующая экономическая модель? Насколько государство готово реально меняться? И как измениться роль силовиков? В случае преобразований их задача сводится к защите власти от оппозиции, как в 60-е годы в Корее. Но сейчас у нас это только одна из функций силовиков, у них есть ещё огромная экономическая роль. Наконец, есть проблема коррупции. Так что никакой уверенности, что на этом пути точно удастся добиться чего-то, похожего на китайский прорыв начала 90-х, нет.

В том, что касается внутренней политики, индикаторами также будут конкретные действия, а не слова. Потому что слова можно трактовать по-разному. Даже заявление о «противостоянии противникам, но о взаимодействии с гражданским обществом» может подразумевать любой вариант. Под гражданским обществом можно понимать, например, радикальных православных активистов, которые поддерживают скорее первый сценарий.



Фотография сайта kremlin.ru
















  • Андрей Солдатов: Кремль оказался заложником этих людей. Новейшая история наёмничества очень тесно увязана с очень неприятными темами для Кремля, включая Крым и Донбасс.

  • Новая газета: Один из бойцов под комментарии коллег отрезает ему ножом голову. Получается плохо, окружающие помогают советами: «Режь, давай (неценз.) сильнее!..»

  • Михаил Кондаков: МИДовцы и Президент очень любят говорить о русофобии, которую-де распространяют в мире злокозненные недруги наши... Действительно, за что бы миру не любить нас русских? Мы же такие няшки...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Государство и расчлененка
22 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Первое видео о том, как четверо мужчин с закрытыми лицами избивают кувалдой пятого, появилось в интернете в 2017 году. Через два года, в ноябре 2019-го, в Сети появились еще три видео — продолжение зверского убийства. На нем мужчины отрезают убитому голову ножом, отрубают лопатой руки, вешают тело, на котором написали «За ВДВ», за ноги, обливают бензином и сжигают. Все эти действия сопровождаются одобрительными комментариями и веселыми шутками на русском языке про шашлык и жареные ребрышки. Музыкальным сопровождением видео служит песня «Я — российский спецназ».
Прямая речь
22 НОЯБРЯ 2019
Андрей Солдатов: Кремль оказался заложником этих людей. Новейшая история наёмничества очень тесно увязана с очень неприятными темами для Кремля, включая Крым и Донбасс.
В СМИ
22 НОЯБРЯ 2019
Новая газета: Один из бойцов под комментарии коллег отрезает ему ножом голову. Получается плохо, окружающие помогают советами: «Режь, давай (неценз.) сильнее!..»
В блогах
22 НОЯБРЯ 2019
Михаил Кондаков: МИДовцы и Президент очень любят говорить о русофобии, которую-де распространяют в мире злокозненные недруги наши... Действительно, за что бы миру не любить нас русских? Мы же такие няшки...
«Цап-царап» как инвестиционная стратегия
21 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Сообщают, что на приеме, посвященном ежегодному инвестиционному форуму «Россия зовет!», его организаторы, руководители Внешторгбанка, оделись героями саги про Гарри Поттера и разыгрывали скетчи на тему книжек Роулинг. Подозреваю, что после того, как следователи, прокуроры и оперативники спецслужб стали важнейшими игроками на инвестиционном рынке России (вспомним хоть про находящегося под домашним арестом Майкла Калви и надолго посаженного министра экономического развития Алексея Улюкаева), происходящее на форуме вызывает совсем иные ассоциации...
Прямая речь
21 НОЯБРЯ 2019
Максим Блант: Устраивать такие мероприятия – достаточно выгодный бизнес. Все рекорды побил африканский форум, стоящий 4,5 миллиарда, в десять раз больше, чем питерский.
В СМИ
21 НОЯБРЯ 2019
«Независимая газета»: Проходящий в Москве форум «Россия зовет» выявил системные пороки экономической и бюджетной политики властей.
В блогах
21 НОЯБРЯ 2019
el-murid: Снова, как и всегда, весь набор абстрактных и отложенных в неопределенное будущее временных форм: нужно, будем, должны. Понятия "сделано" в лексиконе нынешних нет как явления.
Путинизм и вопросы языкознания
6 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В начале ноября в России обострился языковой вопрос. Кульминация лингвистического кризиса состоялась 5.11.2019, когда одновременно прошли два заседания: в Кремле — Совета по русскому языку при президенте РФ, а в Высшей школе экономики — ученого совета, на котором, в том числе, обсуждали ситуацию с высказыванием в фейсбуке профессора Гасана Гусейнова о «клоачном русском языке». Временно обошлось без кровопролития: профессора из ВШЭ не уволили, а в Кремле решили защищать русский язык пока без применения ядерного оружия. Впрочем, обо всем по порядку.
Прямая речь
6 НОЯБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Когда Путин вмешивается в языкознание, язык и становится клоачным. Потому что это приводит к тому, что государство определяет, как язык должен функционировать...